Жизнеописания, история, рефераты, статьи, иллюстрации, фото
РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
Пушкин - Капитанская дочка

Аналогии в "Капитанской дочке"
и реальных событиях пугачевщины

  Ко второй половине 17 века крепостничество вступило в стадию своего зенита. Вслед за изданием Уложения 1649 года усилилась тенденция к самораскрепощению крестьян — стихийно и принимавшее порой угрожающие размеры бегство их на окраины: в Заволжье, Сибирь, на юг, в места казачьих поселений, возникших еще в 16 веке и теперь ставших центрами концентрации наиболее активных слоев несвободного населения.

Государство, стоявшее на страже интересов господствующего класса феодалов, организовывало массовые розыски беглых и возвращало их прежним владельцам. В 50—60-х годах 17 века неудачные опыты казны, война России с Речью Посполитой за воссоединение Украины с Россией, усугубили назревавшее недовольство. Уже проницательные современники ясно видели существенные черты нового. Бунташный век — такую оценку давали они своему времени. В самом начале этого века страну потрясла первая Крестьянская война, достигшая наивысшего подъема в 1606-1607 гг., когда во главе восставших — крестьян, холопов, городской бедноты — встал Иван Исаевич Болотников.

С большим трудом и немалым напряжением сил феодалы подавили это массовое народное движение. Однако за ним последовали: выступление, возглавленное монастырским крестьянином Балашом; волнения в войсках под Смоленском; более 20 городских восстаний, прокатившихся в середине века по всей стране, начиная от Москвы (1648 г.); восстания в Новгороде и Пскове (1650 г.); медный бунт (1662 г.), местом действия которого вновь становится столица, и, наконец, Крестьянская война Степана Разина.
 
 

Восстание Емельяна Пугачева (1773-1775 гг.)

В крестьянской войне под предводительством Пугачёва принимали участие разнообразные слои тогдашнего населения России: крепостные крестьяне, казаки, различные нерусские народности.

Вот как Пушкин описывает Оренбургскую губернию, в которой и проходили события “Капитанской дочки”: “Сия обширная и богатая губерния обитаема была множеством полудиких народов, признавших еще недавно владычество российских государей. Их поминутные возмущения, непривычка к законам и гражданской жизни, легкомыслие и жестокость требовали со стороны правительства непрестанного надзора для удержания их в повиновении. Крепости были выстроены в местах, признанных удобными, и заселены по большей части казаками, давнишними обладателями яицких берегов. Но яицкие казаки, долженствовавшие охранять спокойствие и безопасность сего края, с некоторого времени были сами для правительства неспокойными и опасными поданными. В 1772 году произошла возмущение в их главном городке. Причиною тому были строгие меры, предпринятые генерал-майором Траубенбергом, дабы привести войско к должному повиновению. Следствием было варварское убиения Траубенберга, своевольная перемена в управлении и, наконец, усмирении бунта картечью и жестокими наказаниями”

Вот описание Пугачёва, которое дает ему Пушкин: “... он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В черной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Волоса были обстрижены в кружок”.

Надо сказать, что за несколько лет до появления Петра Федоровича были волнения среди яицких казаков. В январе 1772 года здесь вспыхнуло восстание. Восстание было жестоко подавлено — это было эпилогом восстанию Пугачева. Казачество ждало случая, чтобы снова взяться за оружие. И случай представился.

22 ноября 1772 года Пугачев с попутчиком приехал в Яицкий городок и остановился в доме Дениса Степановича Пьянова. Там Пугачев по секрету раскрывается Пьянову в том, что он Петр III.

Пугачев предлагает уйти от притеснений властей в турецкую область. Пьянов поговорил с хорошими людьми. Решили подождать до рождества, когда казаки соберутся на багренье. Тогда они и примут Пугачева. Но Пугачев был схвачен, его обвинили в том, что он хотел увести яицких казаков на Кубань. Пугачев все категорически отрицал. Пугачева отправили в Симбирск, оттуда в Казань, где в январе 1773 года посадили в тюрьму. Откуда Пугачев, опоив одного солдата и подговорив другого, сбежал. По моему мнению, начало “Капитанской дочки” как раз связано с тем периодом жизни Пугачёва, когда он возвращается из тюрьмы. В конце лета 1773 года Пугачев уже был дома у своего знакомого Оболяева. Возможно, трактирщик в “Капитанской дочке” и есть Оболяев. Вот отрывок из повести, во время встречи трактирщика и Пугачева: “Хозяин вынул из стаца штоф и стакан, подошел к нему и, взглянув ему в лицо — Эхе, — сказал он, — опять ты в нашем краю! Отколе бог принес?

Вожатый мой мигнул значительно и отвечал поговоркой: “В огород летал, конопли клевал; швырнула бабушка камешком — да мимо. Ну а что ваши?” — Да что наши! — отвечал хозяин, продолжая иносказательный разговор. — Стали, было к вечерне звонить, да попадья не велит: поп в гостях, черти на погосте.

— Молчи, дядя, — возразил мой бродяга, — будет дождик, будут и грибки; а будут грибки, будет и кузов. А теперь (тут он мигнул опять) заткни топор за спину: лесничий ходит...”.

Далее Пушкин от имени главного героя расшифровывает эту “воровскую речь”: “Я ничего не мог тогда понять из этого воровского разговора; но после уж догадался, что речь шла о делах Яицкого войска, в то время только что усмиренного после бунта 1772 года”. Пребывание Емельяна Пугачева у Оболяева и посещение им Пьянова не остается без последствий. Пошли слухи, что государь находится у Пьянова в доме. Власти посылали для поимки опасного беглеца пристойные команды, но всё было безуспешно.

Надо сказать, что вообще-то казакам было безразлично, выступает ли перед ними подлинный император Петр Федорович или донской казак, принявший его имя. Важно было, что он становился знаменем в их борьбе за свои права и вольности, а кто он на самом деле — не все равно ли? Вот отрывок из разговора Пугачева и Гринева: “... — Или ты не веришь, что я великий государь? Отвечай прямо.

Я смутился: признать бродягу государем был не в состоянии: это казалось мне малодушием непростительным. Назвать его в глаза обманщиком — было подвергнуть себя погибели; и то, на что был я готов под виселицею в глазах всего народа и в первом пылу негодования, теперь казалось мне бесполезной хвастливостью... Я отвечал Пугачеву: “Слушай; скажу тебе всю правду. Рассуди, могу ли я в тебе признать государя? Ты человек смышленый: ты сам увидел бы, что я лукавствую”.

— Кто же я таков по твоему разумению?

— Бог тебя знает; но кто бы ты ни был, ты шутишь опасную шутку.

Пугачев взглянул на меня быстро. “Так ты не веришь, — сказал он, — чтоб я был государь Петр Федорович? Ну, добро. А разве нет удачи удалому? Разве в старину Гришка Отрепьев не царствовал? Думай про меня что хочешь, а от меня не отставай. Какое тебе дело до иного-прочего? Кто ни поп, тот батька”.

Смелость Пугачева, его ум стремительность, находчивость и энергия завоевали сердца всех, кто стремился сбросить с себя гнет крепостничества. Вот почему народ поддержал недавнего простого донского казака, а теперь императора Федора Алексеевича.
В самом начале войны при занятии Илецкого городка Пугачев впервые высказал своё мнение в отношении крестьян и дворян. Он говорил: "У бояр де села и деревни отберу, а буду жаловать их деньгами. Чьей собственностью должны были стать отобранные у бояр земли, было совершенно очевидно — собственностью тех, кто жил в лесах и деревнях, т.е. крестьян. Так, уже в Илецком городке Пугачев заговорил о тех самых крестьянских выгодах, которые привлекут на его сторону всю чернь бедную, а о ней он никогда не забывал. Пока что Пугачев компенсировал дворянство жалованьем, но наступит время, и он призовет крестьянство ловить, казнить и вешать дворян.

Пугачев очень стремительно начал войну. В течение недели он захватил Гниловский, Рубежный, Генварцовский и другие форпосты. Захватил Илецкий городок, взял Рассыпную, Нижне-Озерную, Татищеву, Чернореченскую крепости.

Волна Крестьянской войны заливала всё новые и новые области. Война охватила Яик и Западную Сибирь, Прикамье и Поволжье, Урал и Заяицкие степи. А сам Третий император сколачивал свою Главную армию, создавал Государственную военную коллегию. Во всем войске вводились казацкие порядки, каждый считался казаком.

Можно сказать, что 22 марта начался второй этап Крестьянской войны — начало конца армии Пугачева. Этого числа в бою с войсками генерала Голицина под Татищевой крепостью Пугачев был разбит. В плен попали видные соратники Пугачева: Хлопуша, Подуров, Мясников, Почиталин, Толкачевы. Под Уфой потерпел поражение и попал в плен Зарубин-Чека. Через несколько дней войска Голицина вступили в Оренбург. Бой под Сакмарским городком 1 апреля закончился новым поражением Пугачева. С отрядом в 500 казаков, работных людей, башкир и татар Пугачев ушел на Урал. Но Пугачев не унывал, как он сам говорил: “Народу у меня как песку, я знаю, что чернь меня с радостью примет”. И он был прав. В сражении в городе Оса Пугачев получил поражение от войск Михельсона. Начался третий, последний этап крестьянской войны. “Пугачев бежал, но бегство его казалось нашествием.” (А. С. Пушкин) 28 июля Пугачев обратился к народу с манифестом, в котором жаловал всех крестьян вольностью и свободой и вечно казаками, землями и угодьями, освобождал от рекрутской повинности и каких-либо налогов и податей призывал расправляться с дворянами, и обещал тишину и спокойную жизнь. В этом манифесте отразился крестьянский идеал — земля и воля. Всё Поволжье колыхало пожарищем Крестьянской войны.

12 августа на реке Пролейке войска Пугачева одержали победу над правительственными войсками — это была последняя победа восставших.

Среди казаков зрел заговор. Душой заговора являлись Творогов, Чумаков, Железнов, Федульев, Бурнов. Они совсем не думали о простом народе, и “чернь содержали в презрении”. Их мечты стать первым сословием в государстве развеялись как дым. Надо было думать о собственном спасении, а сделать это было возможно ценой выдачи Пугачева.

14 сентября Пугачева сдали властям.

Зная нужды и горести всей “черни бедной”, к каждой из ее групп Пугачев обращался с особыми лозунгами и указами. Казаков он жаловал не только рекой Яиком со всеми ее угодьями и богатствами, но и тем, в чем нуждались казаки: хлебом, порохом, свинцом, деньгами, “старой верой” и казацкими вольностями. Он обещал калмыкам, башкирам и казахам все их земли и угодья, государево жалованье, вечную вольность. Обращаясь к крестьянам, Пугачев жаловал их землями и угодьями, волей, освобождал от власти помещиков, которых призывал истреблять, освобождал от, каких бы то ни было, обязанностей по отношению к государству, обещал им вольную казацкую жизнь. Мне кажется, что именно то, что восставшие не имели перед собой четкой цели, и погубило их.

Само будущее представлялось Пугачeву и его соратникам как-то туманно в виде казацкого государства, где все были бы казаками, где не стало бы ни налогов, ни рекрутчины. Где найти деньги, необходимые государству? Пугачeв считал, что “казна сама собой довольствоваться может”, а как это произойдет — неизвестно. Место рекрутчины займут “вольно желающие”, установится вольная торговля солью — “вези, кто куда хочет”. Манифесты, указы и обращения Пугачева пронизывают неясные мечты о воле, труде, равенстве, справедливости. Все должны получить равные “пожалования”, все должны быть вольными, все равны, “малые и большие”, “рядовые и чиновные”, “вся чернь бедная”, “как россияне, так и иноверцы”: “мухаметанцы и калмыки, киргизцы и башкиры, татары и мишари, черемисы и поселенные на Волге саксоны”, у всех должна быть “спокойная в свете жизнь” без какого бы то ни было “отягощения, общий покой”.

Крестьянская война 1773-1775 гг. была самой мощной. В ней участвовали сотни тысяч человек. Охваченная ею территория простиралась от Воронежско-Тамбовского края на Западе до Шадринска и Тюмени на востоке, от Каспия на юге до Нижнего Новгорода и Перми на севере. Эта крестьянская война характеризовалась более высокой степенью организованности восставших. Они копировали некоторые органы государственного управления России. При “императоре” существовали штаб, Военная коллегия с канцелярией. Главное войско делилось на полки, поддерживалась связь, в том числе посылкой письменных распоряжений, рапортов и других документов.

Крестьянская война 1773-1775 гг. несмотря на небывалый размах, представляла собой цепь самостоятельных, ограниченных определенной местностью восстаний. Крестьяне редко покидали пределы своей деревни, волости, уезда. Крестьянские отряды, да и главное войско Пугачева по вооружению, выучке, дисциплине намного уступало правительственной армии.

Заключение Что же такое Крестьянские войны? Справедливая крестьянская кара угнетателям и крепостникам? Гражданская война в многострадальной России, в ходе которой россияне убивали россиян? Русский бунт, бессмысленный и беспощадный? Каждое время даёт на эти вопросы свои ответы. По-видимому, любое насилие способно породить насилие, еще более жестокое и кровавое.

Безнравственно идеализировать бунты, крестьянские или казачьи восстания (что, между прочим, делали в нашем недавнем прошлом), а также гражданские войны, поскольку, порожденные неправдами и лихоимством, несправедливостью и неуемной жаждой богатства, эти восстания, бунты и войны сами несут насилие и несправедливость, горе и разорение, страдания и реки крови...

"Капитанская дочка" — взгляд великого поэта на царствование Екатерины. Но само понятие "русский бунт" немного преувеличено. Чем немецкий или английский лучше? Одинаково омерзительны. Другое дело — природа бунта здесь, в России, может быть, немного другая: русский бунт возможен как следствие безнравственности власти. Когда власть безнравственна, появляются некие авантюристы, сама верхушка дает им тайные лазейки.

Убийство Петра III открыло дорогу многочисленным лжепетрам, одним из которых стал Пугачёв. Вранье, убийства, порок, которые идут сверху, порождают жажду порока в массе, то есть масса деформируется. И в её недрах находится артистичная личность, вождь, который берется играть чужую роль. А зрелище в итоге одно — насилие, кровь — любимый российский спектакль. Эти лжевожди всегда знают, что народу нужно: они выпускают пары всеми подручными способами, гальванизируют в людях самое жестокое, мрачное, дьявольское. И наш тихоня народ превращается в т-а-а-кую сволочь! А кончится всё такой же ответной гипертрофированной жестокостью государства, которое не перестает быть аморальным, потому что с него все началось, им же, как правило, и заканчивается.

Я думаю, что Пушкин хотел сказать: “Смотрите и одумайтесь, даже если власть безнравственна, грядущий бунт, в любом случае — катастрофа для нации”.

Список литературы
1) Лимонов Ю. А. Емельян Пугачев и его соратники.
2) Пушкин А. С. Капитанская дочка.
3) Рознев И. Яик перед бурей.
4) Сахаров А. Н., Буганов В. И. История России с древнейших времен до конца 17 века.

 
"Капитанская дочка" - полный текст (ZIP)
в начало
ПУШКИН А.С. - каталог статей
РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА - каталог статей
Главное меню Энциклопедии
темы|понятия|род занятий|открытия|произведения|изобретения|явления
вид творчества|события|биографии|портреты|образовательный каталог|поиск в энциклопедии

Главная страница ЭНЦИКЛОПЕДИИ
Copyright © 2004 abc-people.com
Design and conception BeStudio © 2004