14 января (1 января)
День памяти святого Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской

"Творец наш не по зависти к нам не соизволил, чтобы, так же как у бессловесных, все удобства жизни раждались вместе с нами, но устроил так, чтобы недостаток необходимого вел к упражнению разума, так и в Писании намеренно допустил неясность к пользе ума, чтобы возбуждать его деятельность. И, во-первых, нужно, чтобы занятый этим ум отвлекаем был от худшего, а, кроме того, приобретенное с трудом почему-то более к себе привязывает"
(Василий Великий)

Святитель Василий Великий
СВЯТОЙ ВАСИЛИЙ ВЕЛИКИЙ
АРХИЕПИСКОП КЕСАРИИ КАППАДОКИЙСКОЙ
ТВОРЕНИЯ СВЯТИТЕЛЯ
ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
МОЛИТВЫ СВЯТОМУ
ВАСИЛИЮ ВЕЛИКОМУ
ОРГАНИЗАТОРСКИЙ ПОДВИГ
ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
ЖИТИЕ СВЯТОГО ОТЦА НАШЕГО
АРХИЕПИСКОПА ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
ВЫСКАЗЫВАНИЯ, ЦИТАТЫ
и АФОРИЗМЫ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
ПАМЯТЬ И ПОЧИТАНИЕ
АРХИЕПИСКОПА ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
НАРОДНЫЕ ОБЫЧАИ, ПРИМЕТЫ
И ПОГОВОРКИ НА ВАСИЛИЯ
ЦЕРКОВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ
 
Святитель Василий Великий
Святитель Василий Великий

Святой Василий Великий
архиепископ Кесарии Каппадокийской

14 января (1 января по с.ст.) Церковь празднует память
святого архиепископа Василия Великого в день его преставления

Святитель Василий Великий родился около 330 года в городе Кесарии Каппадокийской (Малая Азия), в благочестивой христианской семье Василия и Емилии. Отец святителя был адвокатом и преподавателем риторики. В семье было десять детей, из которых пять причислены Церковью к лику святых: сам святитель Василий, его старшая сестра преподобная Макрина (†380), брат Григорий, епископ Нисский (†385), брат Петр, епископ Севастийский (†IV) и младшая сестра - праведная Феозва, диакониса (†385). К лику святых причислена также и мать святителя праведная Емилия (†IV).

Первоначальное образование святой Василий получил под руководством своих родителей и бабки Макрины, высокообразованной христианки, в молодые годы слышавшей наставления святителя Григория Чудотворца, епископа Неокесарийского (†ок. 266–270).

После смерти отца и бабки святитель Василий отправился для дальнейшего образования в Константинополь, а затем в Афины. Здесь он пробыл около пяти лет, в совершенстве изучив разнообразные науки - риторику и философию, астрономию и математику, физику и медицину. Святой Григорий Богослов (†389) также учился в то время в Афинах; между ними установилась тесная дружба, продолжавшаяся всю жизнь. Впоследствии Григорий Богослов, вспоминая те годы, писал, что в Афинах им известны были только две дороги - одна в церковь, а другая - в училище.

 
 

По возвращении в Кесарию Василий было посвятил себя светским делам, но влияние его благочестивой сестры Макрины (будущей игуменьи) заставило его повести более аскетичную жизнь и в конце концов, вместе с несколькими товарищами, покинуть городскую суету и поселиться на семейных землях в Понте, где они составили подобие монашеской общины.

В 357 году Василий пустился в продолжительное путешествие по коптским монастырям. Чувствуя призвание к духовной жизни, он решил отправиться туда, где процветало подвижничество. С этой целью святитель предпринял путешествие в Египет, Сирию и Палестину. а в 360 году сопровождал каппадокийских епископов на синод в Константинополь.

В Египте святой Василий провел целый год у архимандрита Порфирия, изучая богословские творения святых отцов и упражняясь в постнических подвигах; затем он посетил преподобного Пахомия, подвизавшегося в Фиваидской пустыне, преподобных Макария Старшего и Макария Александрийского, Пафнутия, Павла и других подвижников. После этого святой Василий совершил паломничество в Иерусалим, где поклонился святым местам земной жизни Спасителя.

На обратном пути святитель Василий некоторое время находился в Антиохии, где в 362 году был посвящен в сан диакона епископом Мелетием.

В Кесарии святой Василий проводил строгую иноческую жизнь. В 364 году он был посвящен в сан пресвитера епископом Кесарийским Евсевием. Исполняя свое служение, святой Василий ревностно проповедовал и неустанно заботился о нуждах своей паствы, благодаря чему снискал высокое уважение и любовь. Епископ Евсевий, по немощи человеческой, проникся завистью к нему и начал выказывать свое нерасположение. Чтобы не возникла смута, святой Василий удалился в Понтийскую пустыню (южный берег Черного моря), где поселился недалеко от монастыря, основанного его матерью и старшей сестрой. Здесь святой Василий подвизался в аскетических подвигах вместе со своим другом святым Григорием Богословом. Руководствуясь Священным Писанием, они написали уставы иноческой жизни, принятые впоследствии христианскими монастырями.

После смерти императора Константина Великого, при сыне его Констанции (337–361), арианское лжеучение, осужденное на 1-м Вселенском Соборе в 325 году, стало вновь распространяться и особенно усилилось при императоре Валенте (364–378), стороннике ариан. Для святых Василия Великого и Григория Богослова настал час, когда Господь призвал их из молитвенного уединения в мир для борьбы с ересью. Святой Григорий вернулся в Назианзин, а святой Василий - в Кесарию, вняв письменной просьбе епископа Евсевия, примирившегося с ним. Епископ Евсевий Кесарийский (автор знаменитой «Церковной истории») умер на руках у святого Василия Великого, благословив его быть своим преемником.

Вскоре святой Василий был избран Собором епископов на Кесарийскую кафедру (370 г.). В тяжелое для Церкви время он проявил себя как пламенный защитник Православной веры, ограждая ее от ересей своими словами и посланиями. Особенно следует отметить три его книги против арианского лжеучителя Евномия, в которых святитель Василий Великий учил о Божестве Святого Духа и единстве Его природы с Отцом и Сыном.

В непрестанных подвигах поста и молитвы святитель Василий стяжал у Господа дар прозорливости и чудотворений. Однажды, во время молебна пред иконой Пресвятой Богородицы и великомученика Меркурия (III в.), святитель Василий получил откровение о гибели императора Юлиана Отступника (361–363), пытавшегося вновь утвердить язычество. Святитель Василий увидел, как изображение великомученика Меркурия исчезло, а когда вновь появилось на иконе, копье великомученика было обагрено кровью. В это самое время Юлиан Отступник был пронзен копьем и погиб на Персидской войне.

Когда император Валент (361–378) отдал в Никее православную церковь арианам, святитель Василий предложил прибегнуть к Божьему суду: передать церковь той стороне (православным или арианам), по чьей молитве откроются ее запертые запечатанные двери.

Три дня и три ночи молились ариане, но все было тщетно. После этого к церкви подошел святитель Василий с православным клиром и народом, и по молитве святителя двери храма раскрылись.

Известны многие случаи чудесных исцелений, совершенных святителем Василием Великим. Сила молитв святителя Василия была столь велика, что он дерзновенно мог испросить у Господа прощение отрекшемуся от Христа грешнику, приведя его к искреннему покаянию. По молитвам святителя получали прощение и разрешались от своих грехов многие великие, отчаявшиеся в спасении грешники. Так, например, некая знатная женщина, стыдясь своих блудных грехов, записала их и отдала запечатанный свиток святителю Василию. Святитель всю ночь молился о спасении этой грешницы. Утром он отдал ей нераспечатанный свиток, в котором все грехи оказались изглаженными, кроме одного страшного греха. Святитель посоветовал женщине идти в пустыню к преподобному Ефрему Сирину. Однако преподобный, лично знавший и глубоко почитавший святого Василия, отослал каявшуюся грешницу обратно, сказав, что лишь святитель Василий силен испросить ей у Господа полное прощение. Вернувшись в Кесарию, женщина встретила погребальное шествие с гробом святителя Василия. В глубокой скорби она с рыданиями упала на землю, бросив свиток на гроб святителя. Один из клириков, желая посмотреть, что было написано в свитке, взял его и, развернув, увидел чистый лист; так был изглажен последний грех женщины по молитве святителя Василия, совершенной им посмертно.

Находясь на смертном одре, святитель обратил ко Христу своего врача иудея Иосифа. Последний был уверен, что святитель не сможет дожить до утра, и сказал, что в противном случае уверует во Христа и примет Крещение. Святитель испросил у Господа отсрочки своей кончины.

Прошла ночь и, к изумлению Иосифа, святитель Василий не только не умер, но, встав с одра, пришел в храм, сам совершил таинство Крещения над Иосифом, отслужил Божественную Литургию, причастил Иосифа, преподал ему поучение, а затем, простившись со всеми, с молитвою отошел ко Господу, не выходя из храма.

На погребение святителя Василия Великого собрались не только христиане, но язычники и иудеи. Прибыл проводить своего друга святитель Григорий Богослов, которого святитель Василий незадолго до своей кончины благословил принять Константинопольскую кафедру.

За свою короткую жизнь (†379) святитель Василий оставил нам множество богословских трудов: девять бесед на Шестоднев, 16 бесед на разные псалмы, пять книг в защиту православного учения о Святой Троице; 24 беседы на различные богословские темы; семь аскетических трактатов; правила монашеские; устав подвижнический; две книги о Крещении; книгу о Святом Духе; несколько проповедей и 366 писем разным лицам.

Святитель Амфилохий, епископ Иконийский (†394), в своем надгробном слове о святителе Василии сказал: «Он для христиан всегда был и будет учителем спасительнейшим».

За свои заслуги перед Православной Церковью святитель Василий назван Великим и прославляется, как «слава и красота Церкви», «светило и око вселенной», «учитель догматов», «палата учености». Святитель Василий Великий является небесным покровителем просветителя Русской Земли - святого равноапостольного великого князя Владимира, нареченного в Крещении Василием. Святой Владимир глубоко чтил своего Ангела и в честь его построил на Руси несколько храмов. Святитель Василий Великий, наряду со святителем Николаем Чудотворцем, издревле пользовался особым почитанием в среде русского верующего народа. Частица мощей святителя Василия и поныне пребывает в Почаевской Лавре. Честная глава святителя Василия благоговейно хранится в Лавре святого Афанасия на Афоне, а десница его - в алтаре храма Воскресения Христова в Иерусалиме.

 
 

Творения святителя Василия Великого

Святитель Василий Великий был мужем преимущественно практической деятельности. Поэтому большую часть его литературных произведений составляют беседы; другая значительная часть - письма. Естественное стремление его духа было направлено на вопросы христианской морали, на то, что может иметь практическое приложение. Но по обстановке своей церковной деятельности святитель Василий часто должен был защищать православное учение против еретиков или же чистоту своей веры против клеветников. Отсюда не только во многих беседах и письмах святителя Василия оказывается догматико-полемический элемент, но ему принадлежат и целые догматико-полемические произведения, в которых он показывает себя глубоким метафизиком и богословом. До нас не дошли все произведения, какие написаны были святителем Василием: Кассиодор, например, сообщает, что им написан комментарий почти на все Священное Писание.

Лучшее издание творений св. Василия принадлежит мавринцам - Гарнье и Марану (1721–1730, Paris; 2-е изд. в 1839–1842), - их издание и теперь полагается в основу литературно-исторических и текстуально-критических работ, которые касаются собственно только отдельных вопросов. Русский перевод издан Московской духовной академией. Сохранившиеся творения святителя Василия по содержанию и по форме разделяются на пять групп: сочинения догматико-полемические, экзегетические, аскетические, беседы и письма.

Догматико-полемические творения

Важнейшее догматико-полемическое сочинение св. Василия - "Опровержение на защитительную речь злочестивого Евномия". Содержание этого произведения определяется догматическими положениями Евномия, раскрытыми им в своей "Апологии"; из этого сочинения Евномия святитель Василий приводит отрывки и пишет опровержение на них.

Святитель Василий Великий
Святитель Василий Великий
 
 

Евномий, епископ Кизикский, был представителем того строгого арианства, возникшего в 50-х гг. IV в., которому и сам Арий казался недостаточно последовательным.
Основателем и первым вождем этого нового арианства (аномийства) был Аэтий. Единственным даровитым учеником его был Евномий Каппадокиянин, представивший в своих произведениях подробное и систематическое раскрытие богословских принципов Аэтия.
Обладая строго логическим умом, он подверг резкой критике никейское учение о единосущии, и влияние его воззрений было так сильно, что на борьбу с ним должны были выступить такие авторитетные церковные деятели и писатели, как Василий Великий, Григорий Нисский, Аполлинарий Лаодикийский, Феодор Мопсуэстийский. Он создан непосредственно энергией Вседержителя и, как совершеннейшее произведение художника, является отпечатком всей силы Отца, Его дел, мысли и желаний. Не будучи равен Отцу ни по сущности, ни по достоинству, ни по славе, Сын, однако, бесконечно возвышается над тварями и называется у Евномия даже истинным Богом, Господом и Царем славы, как Сын Божий и Бог. Дух Святой - третий по порядку и достоинству, следовательно, третий и по существу, создание Сына, отличное по существу и от Него - так как произведение первой твари должно быть отлично от произведения Самого Бога, но отличное и от прочих тварей - как первое произведение Сына.

Евномий, снискавший благоволение арианина Евдоксия (епископа антиохийского, а с 360 года - константинопольского), в 360 г. сделался епископом кизикским, но так как его учение вызвало церковные нестроения, то в следующем году по настоянию более уверенных ариан он был низложен Константием и сослан. По этому поводу Евномий письменно изложил свое учение и назвал свою книгу "Апологией"; в ней он ясно выразил сущность своего учения, что Сын - тварь, хотя и возвышенная над другими тварями, и неподобен Отцу по сущности и во всяком отношении. Это сочинение высоко ценилось многими арианами и строгостью развития системы и диалектическими и силлогистическими тонкостями возбуждало во многих удивление. Поэтому святитель Василий Великий по просьбе монахов предпринял в 363–364 гг. письменное опровержение его.

Сочинение "Против Евномия" состоит из пяти книг, но только три первые бесспорно принадлежат св. Василию, а четвертая и пятая по своему построению, изложению и языку значительно уступают подлинным произведениям святого Василия, в некоторых мнениях и толкованиях до противоречия расходятся с подлинными его творениями и представляют собой не столько стройное сочинение специально против Евномия, сколько сборник доказательств вообще против арианских лжеучений относительно Святой Троицы. Была попытка усвоить эти книги Аполлинарию Лаодикийскому, но в последнее время в науке утвердился взгляд, что они принадлежат Дидиму Александрийскому.

Первая книга занята изобличением тех софизмов, какие Евномий сплетал вокруг термина "нерожденность". Св. Василий опровергает основное положение Евномия, что сущность Божества - нерожденность. На основании общего словоупотребления и Священного Писания св. Василий разъясняет, что сущность вещей постигается человеческим разумом по частям, а не воспринимается непосредственно, и выражается несколькими различными именами, из которых каждое определяет только один какой-либо признак. Такое же значение имеют и наименования, усваиваемые Богу, - как положительные: святой, благой и др., так и отрицательные: нерожденный, бессмертный, невидимый и подобный. Только из всех их вместе взятых получается как бы образ Божий, весьма бледный и слабый сравнительно с действительностью, но все же достаточный для нашего несовершенного ума. Поэтому и термин "нерожденный" один не может быть совершенным и полным определением существа Божия: можно сказать, что существо Божие нерожденно, но нельзя утверждать, что нерожденность - существо Божие. Термином "нерожденный" указывается только происхождение или образ бытия чего-либо, но не определяется природа или существо. Наконец, св. Василий говорит о сообщимости Божественной природы посредством рождения и о равенстве Отца и Сына. Против парадоксального утверждения Евномия, что он постиг самое существо Бога, св. Василий говорит, что разум человеческий свидетельствует только бытие Божие, а не определяет, что есть Бог, и Священное Писание удостоверяет, что существо Божие непостижимо для человеческого разума и вообще для какого бы то ни было создания.

Во второй книге св. Василий доказывает, что Сын действительно и от вечности рожден, поелику в Боге нет времени. Бог имеет в себе отчество, сораспростертое с Его вечностью; поэтому и Сын, предвечно сущий и всегда сущий, не начал быть когда-нибудь, но когда Отец, тогда и Сын. Сын не есть создание или творение, а как рожденный от Отца, Он одной сущности с Ним и равного с Ним достоинства.

В третьей книге кратко и точно доказывается божество Св. Духа и опровергается утверждение Евномия, что Он, будучи третьим по достоинству и порядку, третий и по естеству.
В четвертой книге сначала дается сокращенное повторение доказательств против Евномия, изложенных в первой и второй книгах, а затем изъясняются места Священного Писания, которые, по-видимому, могут служить доказательствами против божества Сына и которые действительно приводились арианами.

Пятая книга подробно говорит о божестве Св. Духа, Его единосущии с Отцом и Сыном и изъясняет относящиеся сюда места Священного Писания.

 
 

"О Святом Духе", в 30 главах. Произведение написано по просьбе друга Василия Великого, иконийского епископа Амфилохия, около 375 г. по доводу изменений, допущенных святым Василием в заключительном славословии. Тогда обычно заканчивали молитвы и песнопения славословием "Отцу чрез Сына во Святом Духе". Эту формулу принимали и ариане, и духоборцы, так как она допускала возможность изъяснения ее в смысле их учения о тварном подчинении Сына и Духа, - на нее еретики и ссылались в подтверждение своего мнения. Чтобы сделать такие ссылки невозможными, св. Василий стал предпочтительно употреблять славословие "Отцу с Сыном и со Св. Духом". По этому поводу начались толки, и св. Василия обвиняли в новшествах. Амфилохий просил св. Василия оправдать введенное им изменение. В ответ на эту просьбу св. Василий составил названное догматико-полемическое произведение, которое ставит своей задачей доказать, что Сыну и Святому Духу принадлежит равная честь с Отцом, так как Они одного естества с Ним. Св. Василий вначале указывает, что действительно необходимо в каждом речении и в каждом слоге открывать сокровенный смысл, но что еретики свои софистические рассуждения о слогах и предлогах направляют к утверждению своего лжеучения о различии по сущности Отца и Сына и Святого Духа. Тонкое различение предлогов "с", "чрез", "в" заимствовано еретиками у внешней мудрости, а в Священном Писании употребление этих предлогов не выдерживается строго, и они применяются к Отцу и Сыну и Святому Духу, так что и в прежнем славословии нельзя найти подтверждения для арианских взглядов. Переходя к защите собственной своей формулы славословия, св. Василий сначала говорит о прославлении Сына. Еретики доказывали, что так как Сын не вместе с Отцом, но необходимо после Отца, следовательно, ниже Отца, то и слава Отцу воздается "через" Него, а не вместе "с" Ним, насколько первым выражением обозначается служебное отношение, а последним — равенство. Св. Василий спрашивает, на каком основании еретики говорят, что Сын после Отца, и доказывает, что Сын не может быть низшим ни по времени, ни по чину, ни по достоинству. Поэтому может быть допускаема и в Церкви известна и та и другая формула славословия, с тем лишь различием, что "когда берем в рассмотрение величие естества Единородного и превосходство Его достоинства, тогда свидетельствуем, что Он имеет славу "со Отцом"; а когда представляем себе, что Он подает нам блага и нас самих приводит к Богу, и делает Ему Своими, тогда исповедуем, что благодать сия совершается "Им" и "в Нем". Посему речение "с Ним" свойственно славословящим, а речение "Им" по преимуществу прилично благодарящим".

В заключительной главе св. Василий картинно изображает печальное состояние Церкви, подобной кораблю, подвергшемуся страшной буре; оно является следствием неуважения к отеческим правилам, коварных происков еретиков, своекорыстия и соперничества клириков, которое хуже открытой войны.

 
 

Экзегетические творения

Кассиодор говорит, что св. Василий истолковал все Священное Писание. Но в настоящее время известны как несомненно подлинные толкования его беседы "На Шестоднев" и на некоторые псалмы.

"Девять бесед на Шестоднев" были произнесены св. Василием, когда он был еще пресвитером (до 370 г.), в течение первой недели Великого поста, в храме, перед слушателями смешанного состава, но преимущественно из простого народа. Св. Василий вел беседы в некоторые дни по два раза. Предметом их было повествование книги Бытия о творении мира в шесть дней (Быт. 1: 1–26). Беседы прекращаются на пятом дне творения, и в девятой беседе св. Василий только указывает на участие всех Лиц Св. Троицы в создании человека, а разъяснение, в чем состоит образ Божий и каким образом человек может быть причастен подобия Его, обещано в другом рассуждении. Это намерение, вероятно, не было выполнено, и известные три беседы - две о сотворении человека и третья о рае, прилагавшиеся иногда к "Шестодневу" как его продолжение, неподлинны. Позднее Григорий Нисский дополнил "Шестоднев" св. Василия своим произведением "Об устроении человека", подтверждая этим, что св. Василий не закончил бесед о творении человека; св. Амвросий Медиоланский также знал только девять бесед Василия Великого.

В беседах св. Василий ставит своей задачей изобразить творческую Божественную силу, гармонический порядок и красоту в мире и показать, что учение философов и гностиков о миротворении - неразумные измышления и что, напротив, Моисеево повествование одно содержит Божественную истину, согласную с разумом и научными данными. Согласно с дидактически-полемической целью своего произведения, он руководится почти исключительно буквальным смыслом Священного Писания, устраняя аллегоризм в толкованиях и даже мимоходом восстает против злоупотребления им . Он тщательно определяет значение толкуемых изречений, исследует, пользуясь научными данными, свойства и законы природы и художественно описывает их. Подлинность бесед "На Шестоднев" стоит вне всякого сомнения: уже Григорий Богослов называет их во главе творений св. Василия , и во всей давности они высоко ценились не только на Востоке, но и на Западе.

"Беседы на псалмы" произнесены были св. Василием, вероятно, еще в сане пресвитера. Подлинными признаются тринадцать: на 1, 7, 14, 28, 29, 32, 33, 44, 45, 48, 59, 61 и 114 псалмы. Эти беседы представляют, вероятно, только часть его комментария на псалмы; есть отрывки его толкований и на другие псалмы, если фрагменты, опубликованные кардиналом Pitra, подлинны; кроме того, в беседе на 1 псалом объяснены только два первых стиха, а на 14 - только последние стихи, но и в той, и в другой беседе указывается на истолкование и остальных стихов; наконец, беседе на 1 псалом предпослано общее предисловие, трактующее вообще о достоинствах псалмов, что предполагает, по-видимому, намерение систематически изъяснять всю Псалтирь.

"Толкование на пророка Исайю" - подробное и общедоступное изъяснение первых 16 глав книги пророка Исайи. Автор следует большей частью буквальному смыслу текста и затем дает нравственное приложение слов пророка. Стиль этого произведения значительно уступает в обработке другим произведениям св. Василия. Довольно большое число мест буквально заимствовано из толкования Евсевия на книгу прор. Исайи, еще больше заимствований из Оригена.

Аскетические творения

Вместе с Григорием Богословом, как удостоверяет последний, св. Василий уже в 358 – 359 гг. в понтийском уединении на Ирисе составил письменные правила и каноны для монашествующих. Григорий Богослов сообщает также о письменных законах св. Василия для монахов и об учрежденных им женских монастырях с письменными уставами.

"Предначертание подвижническое" - увещание ищущим христианского совершенства смотреть на себя как на духовных воинов Христа, обязанных со всей тщательностью вести брань духовную и выполнять свое служение, чтобы достигнуть победы и вечной славы.

"Слово подвижническое и увещание к отречению от мира" - содержит призыв к отречению от мира и нравственному совершенству. Автор сравнивает жизнь мирскую с монашеской и отдает преимущество последней, не осуждая и первой, но указывая, что в ней необходимо безусловное послушание Евангелию, дает наставления относительно различных благочестивых упражнений и описывает степени христианского совершенства, которые достигаются только великими трудами и постоянной борьбой с греховными стремлениями.

"Слово о подвижничестве, как должно украшаться монаху" - в кратких положениях дает превосходные предписания для всего поведения монаха и вообще для духовной жизни, чтобы она во всех отношениях отвечала требованиям аскетического совершенства.

"Предисловие о суде Божием". Автор говорит, что во время своих путешествий он наблюдал бесконечные пререкания и раздоры в Церкви; и, что всего печальнее, сами предстоятели разногласят в убеждениях и мнениях, допускают противное заповедям Господа Иисуса Христа, безжалостно раздирают Церковь, нещадно возмущают стадо Его. Размыслив о причине такого печального состояния, он нашел, что подобное разногласие и распря между членами Церкви происходят вследствие отступления от Бога, когда каждый отступает от учения Господа, по своему произволу выбирает для себя теоретические и нравственные правила и хочет не повиноваться Господу, а скорее господствовать над Ним. После увещаний о соблюдении единомыслия, союза мира, крепости в духе автор напоминает о проявлениях Божественного суда в Ветхом и Новом Завете и указывает на необходимость для всех знать закон Божий, чтобы каждый мог повиноваться ему, со всем усердием благоугождая Богу и избегая всего неугодного Ему. Ввиду сказанного, св. Василий почел за приличное и вместе за нужное изложить сперва здравую веру и благочестивое учение об Отце и Сыне и Святом Духе, а к сему присовокупить и нравственные правила.

"О вере". Он говорит, что будет излагать только то, чему научен богодухновенным Писанием, остерегаясь тех имен и изречений, которые не находятся буквально в божественном Писании, хотя и сохраняют мысль, содержавшуюся в Писании. Затем в сжатом виде излагается учение Священного Писания об Отце, Сыне и Св. Духе, с увещанием учителям быть преданными этой вере и остерегаться еретиков.

"Нравственные правила", в числе 80, причем каждое подразделяется еще на главы; правила действительно изложены словами Священного Писания и определяют всю христианскую жизнь и деятельность как вообще, так, в заключении, [и] специально в разных состояниях (проповедники Евангелия, предстоятели, живущие в супружестве, вдовы, рабы и господа, дети и родители, девы, воины, государи и подданные).

"Правила, пространно изложенные", в вопросах и ответах, состоят, собственно, из 55 отдельных правил, представленных в виде вопросов монахов и ответов св. Василия, или, лучше сказать, сжато изложенных рассуждений его относительно наиболее важных вопросов религиозной жизни. Как видно из предисловия, во время составления этого произведения св. Василий находился в пустынном уединении, окруженный людьми, предположившими себе одну и ту же цель благочестивой жизни и изъявивших желание узнать нужное ко спасению. Из ответов св. Василия составился как бы полный сборник законов монашеской жизни, или учение о высшем нравственном совершенстве, но без строго го плана.

"Правила, кратко изложенные", числом 313 - также в вопросах и ответах, содержат почти те же мысли, какие раскрыты и в пространных правилах, с тем различием, что в пространных правилах излагаются основные начала духовной жизни, а в кратких - более специальные, детальные наставления.

Аскетические произведения св. Василия дают свидетельство о той форме монашеской жизни, какая распространялась в эту эпоху в Каппадокии и во всей Малой Азии, и в свою очередь оказали сильное влияние на развитие монашества на Востоке: мало-помалу они сделались общепризнанным правилом монашеской жизни. Св. Василий не рекомендует уединенной жизни анахоретов, которую он считает даже опасной; он не стремится воспроизвести и тех громадных монашеских колоний, какие наблюдал в Египте, - он предпочитает монастыри с небольшим числом насельников, чтобы каждый мог знать своего начальника и быть известным ему. Ручной труд он считает обязательным, но он должен прерываться для общей молитвы в определенные часы. Св. Василием даны полные мудрости и знания жизни наставления на те случаи, частые в древнем обществе, когда настаивали на приеме в монастырь люди женатые, когда рабы искали в них убежища, когда родители приводили в них своих детей. Несмотря на свое предназначение для монашествующих, аскетические наставления св. Василия и для всех христиан могут служить руководством к нравственному усовершенствованию и истинно спасительной жизни.

Литургические труды святителя Василия

Общее предание христианского Востока свидетельствует, что св. Василий составил чин литургии, т. е. упорядочил письменно и привел в однообразный устойчивый вид литургию, сохранившуюся в Церквах от апостольского времени. Об этом говорит целый ряд свидетельств, начиная со св. Григория Богослова, который в числе трудов св. Василия упоминает чиноположения молитв, благоукрашения алтаря , и св. Прокла Константинопольского, который сообщает о сокращении продолжительности служения [литургии] св. Василием и затем Иоанном Златоустом, до соборов Трулльского и Седьмого Вселенского. Текст литургии св. Василия засвидетельствован с начала VI в., и списки его согласны между собой в существенном, чем доказывается происхождение его из одного оригинала. Но в течение столетий в нем, несомненно, произошли и многие изменения в подробностях, так что в новейших научных изданиях сопоставляется древнейший и позднейший текст ее.

Кроме того, св. Василий ввел в своем округе обычай, по-видимому, заимствованный из Антиохии, пения псалмов на два хора, с чем, однако, не согласовались, например, в Неокесарии, ссылаясь на то, что такого порядка не было при св. Григории Чудотворце.

Св. Василий Великий принадлежит к выдающимся проповедникам христианской древности. Его красноречие отличается восточным очарованием и юношеским энтузиазмом. "Кто хочет быть совершенным оратором, - говорит Фотий, - тот не нуждается ни в Платоне, ни в Демосфене, если избирает Василия в качестве образца. Его язык богат и красив, его доказательства сильны и убедительны". Беседы св. Василия причисляют к лучшим произведениям проповеднической литературы.

Письма

Бенедиктинцы опубликовали 365 писем св. Василия или его корреспондентов и разделили их на три класса: 1 – 46 письма, написанные до епископства, 47 – 291 письма, относящиеся ко времени епископства св. Василия, и, наконец, те, для датирования которых нет никаких данных. Это хронологическое распределение писем признается основательным и в настоящее время, после бывших сомнений и нового исследования.

Письма св. Василия отличаются выдающимися литературными достоинствами и имеют важное значение: направленные к очень многим лицам разного положения, они отражают в себе историю жизни самого Василия Великого и его времени, и церковным историкам доставляют богатый и ценный материал, до сих пор полностью не исчерпанный. В них в красочных образах отражается многосторонняя деятельность и исключительные достоинства ума и сердца св. Василия, его постоянная забота о благе всех Церквей, глубокая скорбь о многих и столь великих бедствиях, постигших Церковь в его время, ревность по истинной вере, стремление к миру и согласию, любовь и благожелательность ко всем, в особенности к бедствующим, благоразумие в ведении дел, спокойствие духа при самых тяжелых и несправедливых оскорблениях и сдержанность по отношению к соперникам и врагам. Как пастырь он подает совет в нужде и сомнениях; как богослов он принимает деятельное участие в догматических спорах; как страж веры он настаивает на соблюдении Никейского символа и признании божества Св. Духа; как хранитель церковной дисциплины он стремится к устранению непорядков в жизни клира и к установлению церковного законодательства; наконец, как церковный политик он, при поддержке св. Афанасия, заботится об оживлении отношений с западной Церковью в интересах поддержки православия в восточной половине империи.

 
 


Молитвы святому Василию Великому

О великий во иерарсех, вселенныя учителю богомудрый, преблаженне отче Василие! Велия подвиги и труды твоя, яже во славу святыя Церкве совершил еси: ты исповедник твердый и светильник веры Христовы на земли был еси, светом Боговедения верныя озаряяй, ложная учения попаляяй, и всему миру слово спасительныя истины возвещаяй. Ныне же, велие на небесех имеяй дерзновение ко Святей Троице, помози нам, со смирением к тебе припадающим, твердо и неизменно святую православную веру до конца жития нашего сохранити, от маловерия же, сомнений и колебания в вере соблюди, да не прельщени будем богопротивных и душепагубных учений словесами. Дух ревности святыя, еюже ты пламенел еси, о преславный Церкве Христовы пастырю, возгрей предстательством твоим и в нас, ихже Христос постави быти пастырями, да всеусердно просвещаем и утверждаем в правей вере словесное стадо Христово. Испроси, о милосердый святителю, от Отца светов и всем, всякий дар коемуждо благопотребен: младенцем благое в страсе Божием возрастание, юным целомудрие, старым и немощным укрепление, скорбящим утешение, недугующим исцеление, заблуждшим вразумление и исправление, обидимым заступление, сиротам и вдовицам защищение, искушаемым благодатное поможение, отшедшим от сего временнаго жития, отцем и братиям нашим блаженное упокоение. Ей, святче Божий, призри милостиво от обителей горних на нас смиренных, многими соблазнами и напастьми обуреваемых, и с земли приверженных возведи к высоте небесней. Преподаждь нам, преблагий отче, твое архипастырское и святое благословение, да оным осеняемии, в сие новое лето и во все прочее время живота нашего в мире, покаянии и послушании Святей Православней Церкви поживем, заповеди Христовы усердно творяще, подвигом добрым веры подвизающеся, и тако Царствия Небеснаго достигнем, идеже с тобою и всеми святыми сподоби Троицу Святую, Единосущную и Нераздельную, пети и славити во веки веков. Аминь.

Святитель Василий Великий
Святитель Василий Великий
 
 

Молитва вторая

О, великий и пресвятый святителю отче Василие, преславный вселенския Церкве учителю, славы Пресвятыя Троицы всеусердный поборниче, Матере Божия и Ея пренепорочнаго девства предызбранный исповедниче, пресветлый чистоты, смирения и терпения образе. Се аз многогрешный и недостойный на высоту небесную взирати, смиренно молю тя, о премудрый Церкве Христовы учителю, научи мя тако богобоязненно житие свое проводити, да никогда же на путь, Божиим повелением противен, уклонюся или совращен буду. Соблюди и избави мя твоим многомощным предстательством от соблазнов мира и козней диавольских, якоже избавил еси от них юношу, от Сладчайшаго Спасителя нашего отступивша и во власть сатаны впадша. Даруй мне силу душевную усердным быти подражателем добродетелей твоих высоких: соделай мя в вере правей тверда и непоколебима, укрепи мя малодушнаго в терпении и уповании на Господа, возгрей в сердце моем истинную Христову любовь, да небесных благ паче всех желаю и ими услаждаюся. Испроси мне у Господа искреннее о гресех сокрушение, да прочее время живота моего в мире, покаянии и исполнении заповедей Христовых провождати буду. Егда же час моего скончания приблизится, ты, о преблагий отче, с Преблагословенною Девою Мариею, тогда ускори на помощь, защити мя от злобных наветов вражиих, и сподоби мя наследника быти райских селений, да купно с тобою и со всеми святыми неприступнаго Божия величества Престолу предстану и Живоначальную, Единосущную же и Нераздельную Троицу прославляю и воспеваю, присно и в безконечныя веки. Аминь.

Молитва третья

О великий и преславный святителю Христов, всея вселенския Церкве учителю богомудрый, православия твердый исповедниче и поборниче, всеблаженне отче Василие! Призри от высот небесных на нас, смиренно к тебе припадающих, и умоли Господа Вседержителя, Егоже верный на земли служитель был еси, да дарует нам веры правыя твердое и неизменное сохранение, Церкви святей послушание, жития нашего исправление, и во всех нуждах, скорбех и искушениих скорое поможение, терпение же и укрепление. Подаждь нам твое святое благословение, да оным осеняемии, сие новое лето, и во вся дни богоугодно в мире и покаянии поживем и во Царствии Небеснем сподобимся купно с тобою и со всеми святыми Живоначальную Троицу воспевати и славити, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

Молитва четвертая

О великий и пресвятый святителю, отче Василие! Призри от высот небесных на нас, раб Божиих (имена), и умоли Господа, Егоже верный на земли служитель был еси, да дарует нам веры правыя твердое и неизменное сохранение, Церкви Святей послушание, жития нашего исправление и во всех нуждах, скорбех и искушениях скорое поможение, терпение же и укрепление. Подаждь нам твое святое благословение, да оным осеняемии во вся дни богоугодно в мире и покаянии поживем и во Царствии Небеснем сподобимся купно с тобою и со всеми святыми Живоначальную Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, воспевати и славити во веки веков. Аминь

 
 
Святой Василий
"Святой Василий" Сурбаран Франсиско


Организаторский подвиг Василия Великого

Из троицы Великих Каппадокийцев Василий, как признанный администратор, взял на себя труднейшую миссию привести корабль церкви к тихой пристани “мира церковного.” Без тактических приспособлений к совести немощных этого сделать было нельзя. Афанасий был борцом. Но сколько смут поднялось по поводу его деятельности! Василий жаждал отишия. Но люди уже вошли во вкус вражды, интриг и подозрений.

Василий, как организатор и друг каппадокийского монашества, имел в нем опору. Но среди его же он имел и придирчивых критиков. Вот маленькая иллюстрация из писем Григория Богослова. На праздник памяти мученика Евпсихия 7 ноября 371 г. в Кесарии Каппадокийской сошлось немало гостей. Вот что читаем y Григория (Ер. 58 или 26) в блестящем переводе Болотова: “Некоторые расходившиеся после праздника гости завернули по пути в Назианз к отцу Григория Богослова. Здесь за обедом зашла речь о Василии и Григории. Хвалили того и другого и Афины и проч.

И вдруг среди этого хора похвал поднялся один монах. “Какие же вы, господа, льстецы и лжецы! - резко оборвал он.- Хвалите Василия за что угодно - не спорю. Но в самом главном, что он и православен, я не согласен. Василий предает истину, a Григорий ему поблажает.” Впечатление вышло поразительное.

Григорий был возмущен до последней степени. “Я возвращаюсь, - продолжал монах, - с праздника святого Евпсихия. Слышал я там, как богословствует “великий” Василий. Говорил он об Отце и Сыне - превосходно, бесподобно, как никто! Но как только зашла речь о Святом Духе, так и осекся. Словно река текла по каменистому руслу, дошла до песка и пропала. Пошли какие-то неясные намеки и прикрытая блестящим красноречием двусмысленность.” Напрасно Григорий разъяснял всю необходимость такого поведения Василия. Монах, y которого нашлись сочувствующие, твердил свое. “Нет! Все это слишком политично, чтобы быть благочестивым! Довольно нам этой икономии! До каких же пор мы будем скрывать светильник под спудом,” - цитировал он слова, сказанные когда-то Григорием.”

Это расхождение характерно в оценках всех деятелей, стоящих выше толпы, и добрых и злых. Они всегда обречены на осуждение людей, служащих только одной частной задаче, людей узкого призвания.

Для умиротворения всей церкви Василий искал твердой опорной точки и допускал, что таковой может быть римский Запад. Поэтому начавшиеся сношения с Западом он с самого начала принимал с надеждой. Но Запад продолжал быть далеким от понимания Востока и просто ничего не знал о богословских достижениях там. О частности, и богословствовании Каппадокийцев. На Западе знали одно: анафема Арию, арианству и всякому, не подписывающему никейской “веры.”

 
 

Вся сложность восточного богословия от “западных” ускользала.
По выражению Василия Великого, “западные” только и знают, что “вдоль и поперек анафематствуют Ария,” тогда как об Арии на Востоке и забыли, a на очереди стояли для самой православной мысли более тонкие вопросы.
Упираясь неподвижно на одних “словах” никейского ороса, “западные” не хотели знать никаких других “слов” Востока. Видя это, Григорий Богослов и писал, что “из-за слов расторгаются концы вселенной.”

Святой Василий надеялся через оживление сношений и подробное информирование Запада втолковать ему, что арианства на Востоке нет там, где его видят слепые “западные.” Василий хотел, чтобы эту миссию взял на себя св. Афанасий. В 371 г. он направил с Дорофеем, диаконом из клира Мелетия Антиохийского, к Афанасию письмо-просьбу: “Кто на всем Западе уважается более твоей седины! Оставь миру какой-нибудь памятник, достойный твоей жизни, достопочтенный отец!”

Что касается антиохийского вопроса, то Василий считает необходимым признать Мелетия (“весь Восток желает Мелетия”). Павлина признает лишь малая секта. Но эта задача была не под силу Афанасию. “Восток всю жизнь гнал его и предавал. И еще в 363 г. в Антиохии, куда прибыл Афанасий для попытки доклада императору Иовиану, Мелетий уклонился от свидания с Афанасием, a следовательно, и от всякой попытки примирения. Но Афанасий, если и не сам лично, все-таки не прерывал сношений с “восточными.” Он даже присылал сюда своего брата-диакона Петра. Но, видимо, эта миссия была бесплодна. Ибо Василий, вообще осторожный и медлительный, вдруг решается принять на себя активную роль инициатора посольства на Запад, пишет от себя “западным” и посылает диакона Дорофея к Мелетию, чтобы “восточные” написали Риму со своей стороны. Мелетий согласился написать. И Дорофей с письмами прибыл в Рим в 372 г. Письмо Василия рисовало бедствия восточной церкви от господствующей ереси. Иерархи и церкви разрознены. Василий приглашает “западных” приехать на Восток и лично нащупать формы соглашения и объединения. В Риме отнеслись к посольству с полным непониманием. Лишь поразились его простоте и обиделись на эту простоту. Все посольство из одного только диакона! Но папа Дамасий все-таки счел нужным написать ответ. И так же скромно послал его со своим диаконом Савином (чин на уровне с диаконом Дорофеем). Но что особенно было слепо и грубо, это то, что письмо послано по адресу не Василия с Мелетием, a в Александрию к Афанасию! Люди не хотели видеть реальности. Письмо обходило все острые вопросы и требовало упрощенно держаться Никейской веры.

Но Василий не разыграл обиды самолюбия. Он ухватился за самый факт прибытия Савина, чтобы углубить отношения с Западом. Начал писать новые письма на Запад, но не к папе, a к западным епископам - италийским, галльским, иллирийским. И опять послал к Мелетию, чтобы тот также написал от всей группы православных для вручения Савину. Мелетий скоро откликнулся и прислал для Савина, возвращавшегося в том же 372 г. обратно, свое соборное письмо за подписью 31 епископа. Письма теперь адресованы не папе, a всему западному епископату. Василий и Мелетий ссылаются не на папское письмо, которое было адресовано на имя Афанасия, a на устные доклады Савина.

Василий и Мелетий рисуют картину разгрома православных церквей под давлением господствующей (силою государства) ереси по всей восточной территории “от Иллирика до Фиваиды.” Практически к Западу обращается просьба: послать на Восток солидное количество епископов, и по возможности епископов с именами, с весом, так чтобы из них мог составиться собор для авторитетного воздействия и на церковно-народные круги, и, конечно, для того или иного воздействия на правительство.

Но “западные,” увы, и сами были “тише воды, ниже травы” перед своей более милостивой императорской властью и не дерзали подумать о столь “шумном” предприятии, как собор. Но, главное, не узнали из слов Савина ничего существенного о Востоке. Савин смотрел на Восток западными глазами и ничего живого, нового там не рассмотрел. Привезенные с Востока письма кричали о беде. Но римляне, не интересуясь сутью дела, ставили только один вопрос: да православны ли сами авторы писем? Строгие ортодоксалы Рима, по горькому выражению Василия, не удовлетворились формой выражений Василия. Письма Василия и Мелетия были грубо возвращены назад, a “восточным” предложена готовая формула, под которой они должны были подписаться. Как для некиих варваров “восточным” сообщается почтительная канцелярская форма обращения к папе, какую надо соблюдать в бумажном делопроизводстве. Сообщается это рядом с текстом вероисповедания, которое нужно подписать.

Этот сухой, мертвый ответ Востоку отправлен не со специальным, своим, западным посланцем, a c курьером случайным, но Риму угодным. Это был пресвитер Евагрий, возвращавшийся к себе домой в Антиохию. Ho y себя в Антиохии Евагрий был сторонником Павлина. A потому римское послание, которое он привез, адресовано было, за смертью Афанасия (†373 г.), теперь на имя маленького Павлина. Рим упорно доказывал свою слепоту в делах веры Востока. И в отклике на обращение “восточных” занимался не делом, a своим престижем и формальностями. Папа пишет, чтобы “восточные” послали в Рим не диакона, a депутацию из выдающихся епископов, чтобы тогда и Рим мог иметь приличный повод к ответному посольству, тоже на епископском уровне. Василий напрасно разъяснял Евагрию, что это требование тактически мертвое. Ведь уже при папе Ливерии в 365 г. отношение к “восточным” было внимательнее. Ho папа Ливерий сам испытал давление Ариминского собора и ссылку на Восток, и потому омиусианское восточное посольство к нему тогда увенчалось подписанием соглашения.
Евагрий, как посланец, вообще не только не способен был наладить соглашение, но по своей узости и слепоте лишь повредил делу.
А.В. Карташев "Вселенские Соборы"

 
 

Житие святого отца нашего
Василия Великого, архиепископа Кесарийского

Великий угодник Божий и Богомудрый учитель Церкви Василий родился от благородных и благочестивых родителей в Каппадокийском городе Кесарии, около 330 года, в царствование императора Константина Великого. Отца его звали также Василием, а мать - Еммелией. Первая смена благочестия были посеяны в его душе благочестивой его бабкой, Макриною, которая в юности своей удостоилась слышать наставления из уст святого Григория Чудотворца - и матерью, благочестивой Еммелией.

Отец же Василия наставлял его не только в христианской вере, но учил и светским наукам, который ему были хорошо известны, так как он сам преподавал риторику, т. е. ораторское искусство, и философию. Когда Василию было около 14-ти лет отец его скончался, и осиротевший Василий два или три года провел с своею бабкою Макриною, невдалеке, от Неокесарии, близ реки Ириса, в загородном доме, которым владела его бабка и который впоследствии был обращен в монастырь. Отсюда Василий часто ходил и в Кесарию, чтобы навещать свою мать, которая с прочими своими детьми жила в этом городе, откуда она была родом.

По смерти Макрины, Василий на 17-м году жизни снова поселился в Кесарии, чтобы заниматься в тамошних школах разными науками. Благодаря особой остроте, ума, Василий скоро сравнялся в познаниях со своими учителями и, ища новых знаний, отправился в Константинополь, где в то время славился своим красноречием молодой софист Ливаний. Но и здесь Василий пробыл недолго и ушел в Афины - город, бывший матерью всей эллинской премудрости. В Афинах он стал слушать уроки одного славного языческого учителя, по имени Еввула, посещая вместе с тем школы двоих других славных афинских учителей, Иберия и Проэресия.

Василий Великий
Василий Великий

Василию в это время пошел уже двадцать шестой год и он обнаруживал чрезвычайное усердие в занятиях науками, но в то же время заслуживал и всеобщее одобрение чистотою своей жизни. Ему известны были только две дороги в Афинах - одна, ведшая в церковь, а другая, - в школу.

В Афинах Василий подружился с другим славным святителем - Григорием Богословом, также обучавшимся в то время в афинских школах. Василий и Григорий, будучи похожи друг на друга по своему благонравию, кротости и целомудрию, так любили друг друга, как будто у них была одна душа, - и эту взаимную любовь они сохранили впоследствии навсегда. Василий настолько увлечен был науками, что часто даже забывал сидя за книгами, о необходимости принимать пищу. Он изучил грамматику, риторику, астрономию, философию, физику, медицину и естественные науки. Но все эти светские, земные науки не могли насытить его ум искавший высшего, небесного озарения и, пробыв в Афинах около пяти лет Василий почувствовал, что мирская наука не может дать ему твердой опоры, в деле, христианского усовершенствования. Поэтому он решился отправиться в те страны, где жили христианские подвижники, и где бы он мог вполне ознакомиться с истинно-христианскою наукою.

Итак в то время как Григорий Богослов оставался в Афинах уже сам сделавшись учителем риторики, Василий пошел в Египет где процветала иноческая жизнь. Здесь у некоего архимандрита Порфирия он нашел большое собрание богословских творений, в изучении которых провел целый год упражняясь в то же время в постнических подвигах. В Египте Василий наблюдал за жизнью знаменитых современных ему, подвижников - Пахомия, жившего в Фиваиде, Макария старшего и Макария Александрийского, Пафнутия, Павла и других. Из Египта Василий отправился в Палестину, Сирию и Месопотамию, чтобы обозреть святые места и ознакомиться с жизнью тамошних подвижников. Но на пути в Палестину, он заходил в Афины и здесь имел собеседование со своим прежним наставником Еввулом, а также препирался об истинной вере с другими греческими философами.

Святой Василий и Григорий Богослов в Афинах
Святой Василий и Григорий Богослов в Афинах

Желая обратить своего учителя в истинную веру и этим заплатить ему за то добро, которое он сам получил от него, Василий стал искать его по всему городу. Долго он не находил его, но, наконец за городскими стенами встретился с ним в то время, как Еввул беседовал с другими философами о каком-то важном предмете. Прислушавшись к спору и не открывая еще своего имени, Василий вступил в разговор тотчас же разрешив затруднительный вопрос и потом со своей стороны задал новый вопрос своему учителю. Когда слушатели недоумевали, кто бы это мог так отвечать и возражать знаменитому Еввулу, последний сказал:
- Это - или какой-либо бог, или же Василий.

Узнав Василия, Еввул отпустил своих друзей и учеников, а сам привел Василия к себе, и они целых три дня провели в беседе, почти не вкушая пищи. Между прочим Еввул спросил Василия о том, в чем по его мнению, состоит существенное достоинство философии.

- Сущность философии, - отвечал Василий, - заключается в том, что она дает человеку памятование о смерти.
При этом он указывал Еввулу на непрочность мира и всех утех его, которые сначала кажутся действительно сладкими, но за то потом становятся крайне горькими для того, кто слишком сильно успел к ним привязаться.

- Есть на ряду с этими утехами, - говорил Василий, утешения другого рода, небесного происхождения. Нельзя в одно и тоже время пользоваться теми и другими - "Никто не может служить двум господам" (Мф.6:24), - но мы все-таки, насколько возможно людям, привязанным к житейскому, раздробляем хлеб истинного познания и того, кто, даже по собственной вине, лишился одеяния добродетели, вводим под кров добрых дел, жалея его, как жалеем па улице человека нагого.
Вслед за этим Василий стал говорить Еввулу о силе; покаяния, описывая однажды виденные им изображения добродетели и порока, которые поочередно привлекают к себе человека, и изображение покаяния, около которого, как его дочери, стоять различные добродетели.
- Но нам нечего, Еввул, - прибавил Василий, - прибегать к таким искусственным средствам убеждения. Мы владеем самою истиною, которую может постичь всякий, искренно к ней стремящийся. Именно, мы веруем, что все некогда воскреснем, - одни в жизнь вечную, а другие для вечного мучения и посрамления. Нам ясно об этом говорят пророки: Исайя, Иеремия, Даниил и Давид и божественный апостол Павел, а также Сам призывающий нас к покаянию Господь, Который отыскал погибшее овча, и Который возвращающегося с раскаянием блудного сына, обняв с любовью, лобызает украшает его светлою одеждою и перстнем и делает для него пир (Лк., гл.15). Он дает равное воздаяние пришедшим в одиннадцатый час, равно как и тем которые терпели тягость дня и зной. Он подает нам кающимся и родящимся водою и Духом то, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его.
Когда Василий передал Еввулу вкратце историю домостроительства нашего спасения, начав с грехопадения Адамова и закончив учением о Христе-Искупителе, Еввул воскликнул:
- О, явленный небом Василий чрез тебя я верую в Единого Бога Отца Вседержителя, Творца всяческих, и чаю воскресения мертвых и жизни будущего века, аминь. А вот, тебе и доказательство моей веры в Бога: остальное время моей жизни я проведу с тобою, а теперь желаю рождения от воды и Духа.
Тогда Василий сказал:
- Благословен Бог наш отныне и до века, Который озарил светом истины ум твой, Еввул и привел тебя из крайнего заблуждения в познание Своей любви. Если же ты хочешь, - как ты сказал, - жить со мною, то я объясню тебе, каким образом нам заботиться о нашем спасении, избавляясь от сетей здешней жизни. Продадим все наше имение и раздадим деньги нищим, а сами пойдем в святой град видеть тамошние чудеса; там мы еще более укрепимся в вере.
Раздав, таким образом, нуждающимся все имение свое и купив себе белые одежды, какие требовалось иметь принимающим крещение, они пошли в Иерусалим и по дороге обращали многих к истинной вере.
Пришедши в Антиохию, они взошли в одну гостиницу. Сын содержателя гостиницы Филоксен в это время сидел у дверей в большом огорчении. Будучи учеником софиста Ливания, он взял у него некоторые стихотворения Гомера, чтобы переложить их на ораторскую речь, но не мог этого сделать и, находясь в таком затруднении, весьма скорбел. Василий, увидев его грустным, спросил:
- О чем ты грустишь, юноша?
Филоксен же сказал:
- Если я и скажу тебе о причине моей скорби, какая мне будет от тебя польза?
Когда же Василий настаивал на своем и обещал, что не напрасно юноша скажет ему о причине своей скорби, то отрок сказал ему и о софисте и о стихах, прибавив, что причина скорби его та, что он не умеет ясно передать смысл тех стихов. Василий, взяв стихи, начал толковать их, перелагая их на речь простую; отрок же, удивляясь и радуясь, просил его написать ему тот перевод. Тогда Василий написал перевод тех Гомеровых стихов тремя разными способами и отрок, взяв перевод с радостью, пошел с ними утром к учителю своему, Ливанию. Ливаний, прочитав, удивился и сказал:
- Клянусь Божественным промыслом, что нет среди нынешних философов никого, кто мог бы дать такое толкование! Кто же написал это тебе, Филоксен?
Отрок сказал:
- В моем доме находится один странник, который написал это толкование очень скоро и без всякого затруднения.

Ливаний тотчас поспешил в гостиницу, чтобы увидеть этого странника; увидев здесь Василия и Еввула, он удивился их неожиданному прибытию и обрадовался им. Он просил их остановиться в его доме и, когда они пришли к нему, предложил им роскошную трапезу. Но Василий и Еввул по обычаю своему, вкусив хлеба и воды, вознесли благодарение подателю всяких благ Богу. После сего Ливан начал задавать им разные софистические вопросы, а они предложили ему слово о вере христианской. Ливаний, внимательно выслушав их, сказал, что еще не пришло время для принятия этого слова, но что, если такова будет воля Божественного Промысла, никто не сможет сопротивляться учению христианства.
- Много ты одолжил бы меня, Василий, - заключил он, - если бы не отказался изложить свое учение на пользу ученикам, у меня находящимся.

Вскоре собрались ученики Ливания, и Василий начал учить их, чтобы они стяжали душевную чистоту, телесное бесстрастие, скромную поступь, тихую речь, скромное слово, умеренность в пище и питии, молчание при старейших, внимательность к словам мудрых, повиновение начальникам, нелицемерную любовь к равным себе и к низшим, чтобы они отдалялись от злых страстных и привязанных к плотским удовольствиям, чтобы меньше говорили и более слушали и вникали, не были безрассудными в слове, не были многоглаголивы, не смеялись бы дерзко над другими, украшались стыдливостью, не вступали в беседу с безнравственными женщинами, опускали очи долу, а душу обращали бы горе, избегали споров, не искали бы учительского сана, и почести этого мира вменяли бы ни во что. Если же кто сделает что-либо на пользу ближним, то пусть ожидает награды от Бога и вечного воздаяния от Иисуса Христа, Господа нашего. Так говорил Василий ученикам Ливания и те с великим удивлением слушали его, а после сего он вместе с Еввулом снова отправился в дорогу.

Когда они пришли в Иерусалим и обошли с верою и любовью все святые места, помолившись там Единому Создателю всего Богу, они явились к епископу того города, Максиму, и просили его окрестить их в Иордане. Епископ, видя их великую веру, исполнил их просьбу: взяв клириков своих он отправился с Василием и Еввулом к Иордану. Когда они остановились на берегу, Василий пал на землю и со слезами молил Бога, чтобы Он явил ему какое либо знамение для укрепления его веры. Потом, с трепетом вставши, он снял с себя свои одежды, а вместе с ними "отложить прежний образ жизни ветхого человека", и, войдя в воду, молился. Когда святитель подошел, чтобы окрестить его, внезапно спала на них огненная молния и, вышедшей из той молнии голубь погрузился в Иордан и, всколыхнув воду, улетел на небо. Стоявшие же на берегу, увидев это, вострепетали и прославили Бога.

Святитель Василий Великий
Святитель Василий Великий

Приняв крещение, Василий вышел из воды и епископ дивясь любви его к Богу, облек его в одежду Христова воскресения, совершая при сем молитву. Крестил он и Еввула и потом помазал обоих миром и причастил Божественных Даров.

Возвратившись в святой град, Василий и Еввул пробыли там один год. Потом они отправились в Антиохию, где Василий был поставлен архиепископом Мелетием в диакона, потом занимался изъяснением Писания. Немного времени спустя, он ушел с Еввулом в свое отечество, Каппадокию. Когда они приближались к городу Кесарии, архиепископу Кесарии, Леонтию, было возвещено в сновидении об их прибытии и сказано, что Василий со временем будет архиепископом этого города. Посему архиепископ, призвав своего архидиакона и нескольких почетных клириков, послал их к восточным воротам города, повелев им привести к нему с почетом двоих странников которых они там встретят. Они пошли и, встретив Василия с Еввулом, когда те входили в город, отвели их к архиепископу; тот, увидев их, удивился, ибо именно их он видел в сновидении, - и прославил Бога. Спросив их о том, откуда они идут и как называются и, узнав имена их, он повелел отвести их в трапезу и угостить, сам же, созвав клир свой и почетных горожан, рассказал им все, что повидано ему было в видении от Бога о Василии. Тогда клир единогласно сказал:
- Так как за добродетельную жизнь твою Бог указал тебе наследника твоего престола, то поступи с ним как тебе угодно; ибо поистине достоин всякого уважения тот человек, которого прямо указывает воля Божья.

Архиепископ призвал после сего к себе Василия и Еввула и начал рассуждать с ними о Писании, желая узнать, насколько они понимают его. Слыша их речи, он дивился глубине их премудрости и, оставив их у себя, относился к ним с особым почтением. Василий же, пребывая в Кесарии, вел такую же жизнь, какой он научился у многих подвижников, когда путешествовал по Египту, Палестине, Сирии и Месопотамии и присматривался к жившим в тех странах отцам-подвижникам.

Так, подражая их жизни, он был добрым иноком и архиепископ Кесарии, Евсевий, поставил его пресвитером и руководителем иноков в Кесарии. Приняв сан пресвитера, святой Василий все время свое посвящал трудам сего служения, так что отказывался даже от переписки со своими прежними друзьями. Попечение об иноках, им собранных, проповедание слова Божьего, и другие пастырские заботы не позволяли ему отвлекаться к посторонним занятиям. При этом на новом поприще он скоро приобрел себе такое уважение, каким не пользовался и сам архиепископ, еще не довольно опытный в делах церковных, так как он избран был на престол Кесарийский из оглашенных.

Но едва прошел год его пресвитерства, как епископ Евсевий начал по немощи человеческой, завидовать и доброжелательствовать Василию. Святой Василий узнав о сем, и, не желая быть предметом зависти, ушёл в Ионийскую пустыню. В Ионийской пустыне Василий удалился к реке Ирису, - в местность, в которой прежде его уединились его мать Еммелия и сестра его Макрина, - и которая им и принадлежала.

Макрина устроила тут монастырь. Вблизи его, при подошве высокой горы, покрытой частым лесом и орошаемой холодными и прозрачными водами, поселился Василий. Пустыня так была приятна Василию своим невозмутимым безмолвием что он предполагал окончить здесь дни свои. Здесь он подражал подвигам тех великих мужей, которых видел в Сирии и Египте. Он подвизался в крайнем лишении, имея для покрытия себя одну одежду - срачицу и мантию; носил и власяницу, но только ночью, чтобы её было не видно; питался хлебом и водою, приправляя эту скудную пищу солью и кореньями. От строгого воздержания он сделался весьма бледен и тощ. и пришел в крайнее изнеможение. Никогда не ходил он в баню и не зажигал огня. Но Василий жил не для одного себя: он собрал в общежитие иноков; своими письмами привлек к себе в пустыню и друга своего Григория.

Архиепископ Василий Великий
Архиепископ Василий Великий

В своем уединений Василий и Григорий все делали вместе; вместе молились; оба оставили чтение мирских книг, за которыми прежде много тратили времени, и стали единственно заниматься Священным Писанием. Желая лучше изучить его, они читали сочинения предшествовавших им по времени отцов и писателей церковных особенно Оригена. Здесь же Василий и Григорий, руководимые Святым Духом, написали уставы иноческого общежития, которыми иноки Восточной Церкви большею частью руководствуются и ныне.

В отношении к жизни телесной, Василий и Григорий находили удовольствие в терпении; работали своими руками, нося дрова, обтесывая камни, сажая и поливая деревья, таская навоз, возя тяжести, так что мозоли на руках их долго оставались. Жилище их не имело ни кровли, ни ворот; никогда не было там ни огня, ни дыма. Хлеб, который они ели, был так сух и худо пропечен, что его едва можно было жевать зубами.

Наступило, однако, время, когда оба, Василий и Григорий, должны были покинуть пустыню, так как их услуги были потребны для Церкви, которая в то время была возмущаема еретиками.

Григория на помощь православным взял к себе в Назианз отец его, Григорий, человек уже старый и потому не имевший силы с твердостью бороться с еретиками; Василия же уговорил возвратиться к себе Евсевий, архиепископ Кесарийский, примирившийся с ним в письме и просивший его помочь Церкви, на которую ополчились ариане. Блаженный Василий, видя такую нужду Церкви и предпочитая ее пользе пустыннического жития, оставил уединение и пришел в Кесарию, где много потрудился, словами и сочинениями ограждая православную веру от ереси. Когда же преставился архиепископ Евсевий, на руках Василия предав дух свой Богу, то на престол архиепископский был возведен и посвящен собором епископов Василий. Среди тех епископов был и престарелый Григорий, отец Григория Назианзина. Будучи слаб и утружден старостью, он повелел препроводить его в Кесарию, чтобы убедить Василия принять архиепископство и воспрепятствовать возведению на престол кого либо из ариан.
Василий успешно правил Церковью Христовой, брата же своего, Петра, он посвятил в пресвитера, чтобы он помогал ему в трудах по делам Церкви, а впоследствии поставил его епископом города Севастии. В это время матерь их блаженная Еммелия, отошла к Господу, проживши более 90 лет.

Спустя несколько времени, блаженный Василий просил у Бога просветить его разум для того, чтобы он мог совершать приношение бескровной жертвы Богу собственными своими словами, и чтобы ему для сего была ниспослана благодать Святого Духа. Чрез шесть дней в седьмой, когда Василий, стоя пред престолом в храме, начал совершать предложение хлеба и чаши, ему в видении явился Сам Господь с апостолами и сказал:
- По просьбе твоей, уста твои пусть наполнятся хвалою, чтобы ты мог совершать бескровное служение, произнося свои молитвословия.
После сего Василий начал говорить и записывать такие слова: "Да исполнятся уста мои хвалением, да воспою славу твою", "Господи Боже наш, создавай нас и введи в жизнь сию" и другие молитвы святой литургии. По окончании молитвы, он воздвиг хлеб, усердно молясь такими словами: "Услышь Господи Иисусе Христе Боже наш в небесах жилища твоего и у престола царствия твоего, и приди освятить нас, и на горе этой восседай и здесь с нами невидимым пребывай: и сподоби рукою своей преподать нам пречистое тело твое и кровь всем нам людям". Когда святитель совершал сие, Еввул с высшими клириками увидели свет небесный, озарявший алтарь и святителя и неких светлых мужей в белых ризах, которые окружали святого Василия. Увидев сие, они пришли в большой ужас и пали ниц проливая слезы и прославляя Бога.

В то время Василий, призвав золотых дел мастера, приказал ему изготовить из чистого золота голубя - во образ того голубя, который явился над Иорданом, - и поместил его над святым престолом, дабы он как бы охранял Божественные Тайны.
Господь Бог некоторыми чудесными знамениями засвидетельствовал еще при жизни Василия об его святости. Однажды, когда он совершал божественную службу, некий еврей, желая узнать, в чем состоят святые тайны, присоединился к прочим верующим, как бы христианин, и, войдя в церковь, увидел, что святой Василий держит в своих руках младенца и раздробляет его на части. Когда верующие стали причащаться из рук святого, подошел и еврей, и святитель подал ему, как и прочим христианам, часть святых даров. Приняв их в руки, еврей увидел, что это была действительно плоть, а когда приступил к чаше, то увидел, что в ней была действительно кровь. Он спрятал остаток от святого причащения и, придя домой, показал его жене своей и рассказал ей обо всем, что видел своими глазами. Уверовав, что христианское таинство есть действительно страшное и славное, он пошел на утро к блаженному Василию и умолял удостоить его святого крещения. Василий же, воздав благодарение Богу, немедленно окрестил еврея со всем его семейством.

Когда святой однажды шел по дороге, некая бедная женщина, обиженная одним начальником припала к ногам Василия, умоляя его о том, чтобы он написал о ней начальнику, как человек, которого тот весьма уважал. Святой, взяв хартию, написал к начальнику следующее: "сия убогая женщина явилась ко мне, говоря, что письмо мое имеет для тебя большое значение. Если это так, то докажи мне то на деле и окажи милость этой женщине". Написав сии слова, святой отдал хартию той бедной женщине, и она, взявши, снесла ее начальнику. Прочитав письмо, тот написал в ответ святому так: "согласно письму твоему, святой отче, я хотел бы оказать милость той женщине, но не могу сего сделать, потому что она подлежит общенародной подати". Святой снова написал ему следующее: "хорошо, если ты хотел, но не мог сделать; а если ты и мог, но не захотел, то Бог поставит тебя самого в число нуждающихся, так что ты не сможешь сделать того, что захочешь". Эти слова святителя вскоре исполнились: немного времени спустя после сего, царь разгневался на того начальника, ибо узнал, что он учиняет большие притеснения народу, и заключил его в узы, дабы он заплатил всем, кого обидел. Начальник же из заключения послал к святому Василию прошение, чтобы он сжалился над ним и своим ходатайством умилостивил царя. Василий поспешил попросить за него царя. и чрез шесть дней пришел указ, освобождавший начальника от осуждения. Начальник, увидев как милостив к нему святой, поспешил к нему, чтобы принести ему благодарность, а вышеупомянутой бедной женщине отдал из своего имения вдвое против того, что взял с нее.

В то время, как сей угодник Божий, Великий Василий мужественно боролся в Кесарии Каппадокийской за святую веру Христову, царь Юлиан Отступник, богохульник и великий гонитель христиан, похвалявшийся тем, что он погубит христиан, шел войною на Персов. Святой Василий тогда молился в церкви пред иконою Пресвятой Богородицы, у ног, Которой было изображение, и святого великомученика Меркурия в виде; воина с копьем. Молился же он о том, чтобы Бог не попустил гонителю и губителю христиан Юлиану возвратиться живым с Персидской войны. И вот он увидел, что образ святого Меркурия, стоявшего близ Пресвятой Богородицы, изменился, и изображение мученика на некоторое время стало невидимо. Спустя немного времени, мученик снова показался, но с окровавленным копьем. В это самое время Юлиан был пронзен на Персидской войне святым мучеником Меркурием, посланным Пречистою Девою Богородицей погубить врага Божьего.

Имел святой Василий Великий и такой благодатный дар. Когда он во время литургии возносил святые дары, то золотой голубь с божественными дарами, висевший над святым престолом движимый силою Божьею, сотрясался три раза. Однажды, когда Василий служил и возносил святые дары, обычного знамения с голубем, который своим сотрясением указывал сошествие Святого Духа, не было. Когда Василий размышлял о причине сего, то увидел, что один из диаконов, державших рипиды, смотрел на одну женщину, стоявшую в церкви. Василий повелел тому диакону отступить от святого жертвенника и назначил ему епитимию - семь дней поститься и молиться, проводить целые ночи без сна в молитве и из имения своего раздавать милостыню нищим. С того времени святой Василий повелел устроить в церкви пред алтарем завесу и перегородку, для того чтобы ни одна женщина не могла смотреть в алтарь во время совершения божественной службы; непослушных же повелел выводить из церкви и отлучать от святого причащения.

В то время, как святой Василий был епископом, Церковь Христову смущал царь Валент, ослепленный арианской ересью. Он, свергнув много православных епископов с их престолов, возвел на их места ариан, а иных, малодушных и боязливых заставил присоединиться к его ереси. Он гневался и мучился внутренне, видя, что Василий безбоязненно пребывает на своем престоле, как непоколебимый столп своей веры, и подкрепляет и увещевает других гнушаться арианством, как ненавистным для Бога лжеучением. Обходя свои владения, и чрезвычайно притесняя повсюду православных, царь, по дороге в Антиохию, прибыл в Кесарию Каппадокийскую и здесь стал употреблять все меры к тому, чтобы склонить Василия на сторону арианства. Он внушил своим воеводам вельможам - и советникам, чтобы они то моленьями и обещаниями, то угрозами побудили Василия исполнить желание царя. И царские единомышленники настойчиво убеждали святого к этому; кроме того, некоторые благородные женщины, пользовавшиеся расположением царя, стали посылать своих евнухов к святому, настойчиво советуя ему, чтобы он мыслил за одно с царем. Но никто не мог заставить этого непоколебимого в своей вере иерарха отпасть от православия. Наконец епарх Модест призвал Василия к себе и, после того, как оказался не в состоянии склонить его льстивыми обещаниями к отпадению от православия, начал с яростью грозить ему отнятием имущества, изгнанием и смертью. Святой же на угрозы его дерзновенно отвечал:
- Если ты отнимешь у меня имение, то и себя этим не обогатишь, и меня не сделаешь нищим. Полагаю, что тебе не нужны эти ветхие мои одежды и несколько книг, в которых заключается все мое богатство. Ссылки нет для меня, потому что я не связан местом и то место, на котором живу теперь, не мое, и всякое, куда меня ни сошлют, будет мое. Лучше же сказать: везде место Божье, где ни буду "странником и пришельцем" (Пс.38:13). А мучения что могут сделать мне? - я так слаб, что разве только первый удар будет для меня чувствителен. Смерть же для меня - благодеяние: она скорее приведет меня к Богу, для Которого живу и тружусь, и к Которому давно я стремлюсь.

Изумленный сими словами, правитель сказал Василию:
- Никто так дерзновенно не говорил со мною до сих пор!
- Да, - отвечал святитель, - потому что тебе не случалось ранее говорить с епископом. Во всем ином мы показываем кротость и смирение, но когда речь идет о Боге, и против Него дерзают восставать: тогда мы, все прочее, вменяя ни за что, взираем только на Него Единого; тогда огонь, меч, звери и железо, терзающие тело, скорее будут радовать нас, нежели устрашать.
Донося Валенту о непреклонности и неустрашимости святого Василия, Модест сказал:
- Побеждены мы, царь, настоятелем Церкви. Этот муж выше угроз, тверже доводов, сильнее убеждений.
После сего царь запретил тревожить Василия и, хотя не принял общения с ним, стыдясь показать себя переменившимся, но стал искать оправдания более благоприличного.

Наступил праздник Богоявления Господня. Царь со свитою своею вошел в церковь, где служил Василий и, вступив в среду народа, сим самым хотел показать вид единения с Церковью. Взирая на благолепие и порядок церковный и внимая пению и молитвам верных, царь дивился, говоря, что в своих арианских церквях он никогда не видал такого порядка и благолепия. Святой Василий, подойдя к царю, начал беседовать с ним, поучая его от Священного Писания; слушателем этой беседы был и Григорий Назианзин случайно бывший там в то время, который и написал об этом. С того времени царь стал лучше относиться к Василию. Но, удалившись в Антиохию, он снова раздражился против Василия, будучи возбужден к этому злыми людьми, поверив доносам которых он и осудил Василия на изгнание. Но когда царь хотел подписать этот приговор, престол, на котором он сидел, закачался и сломалась трость, которою он должен был сделать подпись. Взял царь другую трость, но и с тою было тоже; то же случилось и с третьей. Потом у него задрожала рука, и страх напал на него; увидев в этом силу Божью, царь разорвал хартию.

Но враги православия опять стали настойчиво докучать царю относительно Василия, чтобы он не оставлял его в покое, и от царя был послан один сановник по имени Анастасий, чтобы привести Василия в Антиохию. Когда сей сановник пришел в Кесарию и возвестил Василию о повелении царя, святой отвечал:
- Я, сын мой, несколько времени назад узнал, что царь, послушавшись совета неразумных людей, сломал три трости, желая подписать указ о моем заточений, и помрачить чрез это истину. Бесчувственные трости удержали его неудержимую стремительность, согласившись лучше переломиться, чем послужить оружием для его неправедного приговора.

Император Валент перед архиепископом Василием
"Император Валент перед архиепископом Василием"
Пьер Сюблейра. 1746

Будучи приведен в Антиохию, Василий предстал на суд епарха, и на вопрос: "почему он не держится той веры, какую исповедует царь? - отвечал:
- Никогда не будет того, чтобы я, уклонившись от истинной христианской веры, стал последователем нечестивого арианского учения; ибо я от отцов наследовал веру в единосущие, которую исповедую и прославляю.
Судья грозил ему смертью, но Василий отвечал:
- Что же? пусть я пострадаю за истину и освобожусь от телесных уз; я давно желаю этого, - только вы не измените своему обещанию.
Епарх донес царю, что Василий не боится угроз, что убеждения его нельзя изменить, что сердце его непреклонно и твердо. Царь, воспылав гневом, стал думать о том, как бы погубить Василия. Но в это самое время сын царя, Галат, внезапно заболел, и врачи уже обрекли его на смерть. Его мать, придя к царю, с раздражением говорила ему:
- Так как ты неправильно веруешь и гонишь архиерея Божьего, то за это отрок и умирает.
Услышав сие, Валент призвал Василия и сказал ему:
- Если Богу угодно учение твоей веры, то исцели своими молитвами сына моего!
Святой отвечал:
- О царь! Если ты обратишься в православную веру и даруешь покой церквам, то сын твой останется жив.
Когда царь обещался это исполнить, святой Василий тотчас же обратился к Богу с молитвою, и Господь послал царскому сыну облегчение в болезни. После сего, Василий отпущен был с почестями на свой престол. Ариане, слыша и видя сие, воспламенились завистью и злобою и говорили царю:
- И мы могли бы это сделать!
Они снова прельстили царя, так что он не воспрепятствовал им совершить крещение над своим сыном. Но когда ариане взяли царского сына, чтобы окрестить его, он тотчас же умер на руках у них. Это видел своими очами вышеупомянутый Анастасий и рассказал о сем царю Валентиниану, царствовавшему на западе, брату восточного царя, Валента. Валентиниан же, удивившись такому чуду, прославил, Бога, а святому Василию, через Анастасия, послал большие дары, приняв которые Василий в городах своей епархий устроил больницы и дал там приют многим немощным и убогим.

Блаженный Григорий Назианзин сообщает еще, что святой Василий и того епарха Модеста, который был так суров к святому, исцелил молитвою от тяжкой болезни, когда тот в болезни своей со смирением искал помощи от его святых молитв.
По прошествии некоторого времени, на место Модеста был поставлен епархом родственник царя, по имени Евсевий. В Кесарии в его время жила одна вдова, - юная, богатая и очень красивая, по имени Вестиана, дочь Аракса, который был членом сената. Эту вдову епарх Евсевий хотел силою выдать замуж за одного сановника, она же, будучи целомудренна, и желая сохранить чистоту вдовства своего незапятнанною, во славу Божью, не хотела выходить замуж. Когда она узнала, что ее хотят похитить силою, и принудить к вступлению в брак то убежала в церковь и припала к стопам архиерея Божьего, святого Василия. Он же, приняв ее под свою защиту, не хотел выдать ее из церкви пришедшим за нею людям, а потом тайно отослал ее в девичий монастырь, к сестре своей, преподобной Макрине. Разгневавшись на блаженного Василия, епарх послал воинов взять ту вдову из церкви силою, а когда там она не была найдена, повелел искать ее в опочивальне святого. Епарх как человек безнравственный, думал, что Василий с греховным намерением удержал ее у себя и скрыл в своей опочивальне. Не найдя, однако, ее нигде. Он призвал Василия к себе и с великою яростью бранил его, угрожал отдать его на мучение, если тот не выдаст ему вдову. Но святой Василий показал себя готовым на муки.

Святой Василий Великий, излагающий свое учение
"Святой Василий Великий, излагающий свое учение"
Франсиско де Эррера Старший 1639

- Если ты повелишь строгать железом мое тело, - сказал он, - то этим уврачуешь мою печень, которая, как видишь, сильно беспокоит меня.
В это время граждане, узнав о происшествии, устремились все - не только мужчины, но и женщины - ко дворцу епарха с оружием и дрекольем намереваясь умертвить его за святого отца и пастыря своего. И если бы святой Василий не успокоил народ, то епарх был бы убит. Последний же, увидев такое возмущение народное, весьма испугался и отпустил святого невредимым и свободным.

Елладий, очевидец чудес Василия и преемник его на епископском престоле, муж добродетельный и святой, рассказывал следующее. Один православный сенатор по имени Протерий, посещая святые места, вознамерился отдать дочь свою на служение Богу в один из монастырей; дьявол же, исконный ненавистник добра, возбудил в одном рабе Протерия страсть к дочери господина своего. Видя несбыточность своего желания, и не смея ничего сказать о своей страсти девице, раб пошел к одному волшебнику, жившему в том городе, и рассказал ему о своем затруднении.

Он обещал волшебнику много золота, если тот своим волшебством поможет ему жениться на дочери господина своего. Волшебник сначала отказывался, но, наконец, сказал:
- Если хочешь, то я пошлю тебя к господину моему, дьяволу; он тебе в этом поможет, если только и ты исполнишь его волю.
Несчастный же раб тот сказал:
- Все, что он ни повелит мне, обещаюсь исполнить.
Волшебник сказал тогда:
- Отречешься ли ты от Христа своего и дашь ли в том расписку?

Раб же сказал:
- Готовь и на это, лишь бы только получить желаемое.
- Если ты даешь такое обещанье, - сказал волшебник, - то и я буду тебе помощником.
Потом, взяв хартию, он написал дьяволу следующее:

- Так как я должен, владыка мой, стараться о том, чтобы отторгать людей от христианской веры и приводить их, под твою власть, для умножения твоих подданных, то я посылаю тебе ныне подателя сего письма, юношу, разожженного страстей к девице, и прошу за него, чтобы ты оказал ему помощь в исполнении его желании. Чрез это и я прославлюсь, и к тебе привлеку больше почитателей.
Написав такое послание к дьяволу, волшебник отдал его тому юноше и послал его с такими словами:
- Иди в этот ночной час и стань на еллинском кладбище, подняв к верху хартию; тогда сейчас же тебе явятся те, кои проведут тебя к дьяволу.
Несчастный раб быстро пошел и, остановившись на кладбище, начал призывать бесов. И тотчас предстали пред ним лукавые духи и с радостью повели обольщённого к своему князю. Увидев его, сидевшего на высоком престоле, и тьмы окружавших его злых духов раб отдал ему письмо от волшебника. Дьявол, взяв письмо, сказал рабу:
- Веруешь ли в меня?
Тот же ответил: "верую".
Дьявол снова спросил:
- Отрекаешься ли от Христа своего?
- Отрекаюсь, - ответил раб.
Тогда сатана сказал ему:
- Часто вы обманываете меня, христиане: когда просите у меня помощи, то приходите ко мне, а когда достигнете своего, то опять отрекаетесь от меня и обращаетесь к вашему Христу, Который, как добрый и человеколюбивый, принимает вас. Дай же мне расписку в том, что ты добровольно отрекаешься от Христа и крещения и обещаешь быть моим на веки и со дня судного будешь терпеть со мною вечную муку: в таком случае ,я исполню твое желание.
Раб, взяв хартию, написал то, чего хотел от него дьявол. Тогда погубитель душ змей древний (т. е. дьявол), послал, бесов прелюбодеяния, и они возбудили в девице такую сильную любовь к отроку, что она, от плотской страсти, упала на землю и стала кричать отцу своему:
- Пожалей меня, пожалей дочь твою и выдай меня замуж за нашего раба, которого я со всею силою полюбила. Если же ты этого для меня, единственной твоей дочери, не сделаешь, то увидишь меня скоро умершею от тяжких мучений и отдашь за меня ответ в день судный.
Услышав это, отец пришел в ужас и с плачем говорил:
- Горе мне, грешному! что такое случилось с моей дочерью? Кто украл у меня мое сокровище? Кто прельстил мое дитя? Кто помрачил свет очей моих? Я хотел дочь моя, обручить тебя Небесному Жениху, чтобы ты была подобна ангелам и в псалмах и песнопениях духовных (Еф.5:19) прославляла Бога, и сам я ради тебя надеялся получать спасение, а ты бесстыдно твердишь о замужестве! Не своди меня с печалей в преисподнюю, чадо мое, не срами своего благородного звания, выходя за раба.
Она же, не обращая внимания на слова родителя, говорила одно:
- Если не сделаешь по моему желанию, то я убью себя.
Отец не зная, что делать, по совету своих родственников, и друзей, согласился лучше исполнить её волю, чем видеть ее умирающею лютою смертью. Призвав раба своего, он отдал ему в жены дочь свою и большое имение и сказал дочери:
- Иди же, несчастная, замуж! Но я думаю, что ты станешь после сильно раскаиваться в своем поступки, и что тебе не будет от этого пользы.
Спустя некоторое время после того, как этот брак совершился, и дьявольское дело исполнилось, было замечено, что новобрачный не ходит в церковь и не причащается святых Таин. Об этом было заявлено и несчастной жене его:
- Разве ты не знаешь, - сказали ей, - что муж твой, которого ты выбрала, не христианин, но чужд вере Христовой?
Она же, услышав это, чрезвычайно опечалилась и, упав на землю, начала терзать ногтями лицо свое, без устали бить себя руками в грудь, и вопила так:
- Никто, ослушавшийся своих родителей, не мог когда-либо спастись! Кто расскажет о позоре моем отцу моему? Горе мне, несчастной! В какую погибель я попала! Зачем я родилась и для чего не погибла по рождении?
Когда она так рыдала, ее услышал муж её и поспешил к ней спросить о причине её рыданий. Узнав в чем дело, он стал утешать ее, говоря, что ей сказали о нем неправду и убеждал ее, что он - христианин. Она же, немного успокоившись от речей его, сказала ему:
- Если ты хочешь уверить меня вполне и снять печаль с несчастной души моей, то утром иди со мной в церковь и причастись предо мною Пречистых Таин: тогда я поверю тебе.
Несчастный муж её, видя, что ему нельзя сокрыть правду, должен был против желания своего, рассказать ей о себе все, - как он предал себя дьяволу. Она же, забыв женскую немощь, поспешно отправилась к святому Василий и возопила к нему:
- Сжалься надо мною, ученик Христов, сжалься над ослушницей воли отца своего, поддавшейся бесовскому обольщению! - и рассказала ему все в подробности о своем муже.
Святой, призвав мужа её, спросил его, правда ли то, что о нем говорить его жена. Он со слезами ответил:
- Да, святитель Божий, все это правда! и если я стану молчать, то будут вопить об этом дела мои, - и рассказал все по порядку, как он предался бесам.
Святой же сказал:
- Хочешь ли снова обратиться к Господу нашему, Иисусу Христу?
- Да, хочу, но не могу, - ответил тот.
- Отчего же? - спросил Василий.
- Оттого, - отвечал муж, - что я дал расписку в том, что отрекаюсь от Христа и предаю себя дьяволу.
Но Василий сказал:
- Не скорби о сем, ибо Бог - человеколюбив и принимает кающихся.
Жена же, повергшись к ногам святого, умоляла его говоря:
- Ученик Христов! помоги нам, в чем можешь.
Тогда святой сказал рабу:
- Веришь ли в то, что ты можешь еще спастись?
Он же сказал в ответ:
- Верую, господин помоги моему неверию.
Святой после этого, взяв его за руку, осенил крестным знаменем и запер его в комнате, находившейся внутри церковной ограды, заповедав ему непрестанно молиться Богу. Пробыл он и сам три дня в молитве, а потом посетил кающегося и спросил его:
- Как ты чувствуешь себя чадо?
- Я нахожусь в крайне бедственном состоянии, владыка, отвечал юноша, - не могу я выносить криков бесовских и страхов и стреляния, и ударов кольями. Ибо демоны, держа в руках мою расписку, поносят меня, говоря: "ты пришел к нам, а не мы к тебе!"
Святой же сказал:
- Не бойся, чадо, а только веруй.
И давши ему, немного пищи, осенил его крестным знамением и опять запер его. Чрез несколько дней он снова посетил его и сказал:
- Как живешь ты, чадо?
Тот ответил:
- Издали я слышу еще угрозы и крик их , но самих не вижу.
Василий, дав ему немного пищи, и помолившись за него, опять запер его и ушел. Потом он пришел к нему на сороковой день и спросил его:
- Как живешь ты, чадо.
Он же сказал:
- Хорошо, отец святой, ибо я видел тебя во сне, как ты боролся за меня и одолел дьявола.
Сотворив молитву, святой вывел его из затвора и привел в келий. На утро он созвал весь причт церковный, иноков и всех людей христолюбивых и сказал:
- Прославим брат, человеколюбца Бога, ибо вот теперь Добрый Пастырь хочет принять на рамо погибшее овча и принести его в церковь: в эту ночь мы должны умолять его благость, чтобы Он победил и посрамил врага душ наших.
Верующие собрались в церковь и молились всю ночь о кающемся, взывая: "Господи помилуй".
Когда наступило утро, Василий, взяв кающегося за руку, повел его со всем народом в церковь, воспевая псалмы и песнопения. И вот дьявол бесстыдно пришел туда невидимо со всею своею пагубною силою, желая вырвать юношу из рук святого. Юноша же начал вопить:
- Святитель Божий, помоги мне!
Но дьявол с такою дерзостью и бесстыдством вооружился против юноши, что причинял боль и святому Василию, увлекая с собою юношу. Тогда блаженный обратился к дьяволу с такими словами:
- Бесстыднейший душегубец, князь тьмы и погибели! Разве не довольно для тебя твоей погибели, какую ты причинил себе и находящимся с тобою? Ужели ты не перестанешь преследовать создания Бога моего?
Дьявол же возопил к нему:
- Обижаешь ты меня, Василий! - и этот голос дьявольский слышали многие. Тогда святитель сказал:
- Да запретит тебе Господь, о дьявол!
Дьявол же опять сказал ему:
- Василий, ты обижаешь меня! Ведь не я пришел к нему, а он ко мне: он отрекся от Христа своего, дав мне расписку, которую, я имею в руке своей, и которую я в день судный покажу всеобщему Судье.
Василий же сказал:
- Благословен Господь Бог мой! Эти люди до тех пор не опустят поднятых к небу рук своих, пока ты не отдашь ту расписку.
Затем, обратившись к народу, святой сказал:
- Поднимите руки ваши горе и взывайте: "Господи помилуй!" И вот после того, как народ, поднявши руки к небу, долгое время вопил со слезами: "Господи помилуй!", расписка того юноши, на глазах у всех принеслась по воздуху прямо в руки святителю Василию. Взяв эту расписку, святой возрадовался и воздавал благодарение Богу, а потом в слух всех сказал юноше:
- Знаешь ли, брат эту расписку?
Юноша отвечал:
- Да, святитель Божий, это моя расписка; я написал ее своею собственною рукою.
Василий же Великий тотчас разорвал ее пред всеми на части и, введя юношу в церковь, причастил его Божественными Тайнами и предложил обильную трапезу всем присутствовавшим. После того, дав поучение юноше и указав подобающие правила жизни, возвратил жене его, а тот не умолкая, славословил и благодарил Бога.

Тот же Елладий рассказывал о святом Василий еще следующее. Однажды великий отец наш Василий, будучи озарен божественною благодатью, сказал своему клиру:
- Идите, чада, за мною и мы увидим славу Божью, а вместе и прославим Владыку нашего.
С этими словами он вышел из города, но никто не знал, куда он хотел идти. В то время в одном селений жил пресвитер Анастасии с женою Феогнией. Сорок лет они прожили друг с другом в девстве, и многие думали, что Феогния бесплодная, ибо никто не знал хранимого ими в тайне, чистого девства. Анастасий же за свою святую жизнь удостоился получить благодать Духа Божьего, и был прозорливцем. Провидя духом, что Василий хочет посетить его, он сказал Феогнии:

- Я иду возделывать поле, а ты, сестра моя, убери дом и, в девятом часу дня, зажегши свечи, выйди на встречу святому архиепископу Василию, ибо он идет посетить нас грешных.
Она удивилась словам господина своего, но исполнила его приказание. Когда святой Василий был невдалеке от дома Анастасия, Феогния вышла к нему на встречу и поклонилась ему.
- Здорова ли ты, госпожа Феогния? - спросил Василий. Она же, услышав, что он называет ее по имени, пришла в ужас и сказала:
- Я здорова, владыка святой!
Святитель же сказал:
- Где господин Анастасий, брат твой?
Она отвечала:
- Это не брат, а муж мой; он ушел в поле.
Василий же сказал:
- Он дома - не беспокойся!

Святой Василий Великий
Святой Василий Великий

Услышав это, она еще больше испугалась, ибо поняла, что святой проник в их тайн, и с трепетом припала к ногам святого и сказала:
- Моли за меня, грешную, святитель Божий, ибо я вижу, что ты можешь творить великое и дивное.
Святитель же помолился за нее и пошел дальше. Когда он входил в дом пресвитера, встретил его и сам Анастасии и, поцеловав ноги святого, сказал:
- Откуда мне; это, что ко мне пришел святитель Господа моего.
Святитель же, дав ему лобзание о Господе, сказал:
- Хорошо, что я нашел тебя, ученик Христов; пойдем в церковь и совершим службу Божью.
Пресвитер же тот имел обычай поститься все дни недели, кроме субботы и воскресенья, и не вкушал ничего, кроме хлеба и воды. Когда они пришли в церковь, святой Василий повелел Анастасию служить литургию, а тот отказывался, говоря:
- Ты знаешь, владыка, что сказано в Писании: "меньший благословляется большим" (Евр.7:7).
Василий же сказал ему:
- При всех других добрых делах своих имей также и послушание.
Когда Анастасий совершал литургию, то, во время возношения святых Таин святой Василий и прочие, кто был достоин, увидели Пресвятого Духа, сошедшего в виде огня и окружившего Анастасия и святой жертвенник. По окончании божественной службы, все вошли в дом Анастасия, и он предложил, трапезу святому Василий и клиру его.
Во время трапезы святой спросил пресвитера:
- Откуда ты имеешь сокровище , и каково житие твое? Расскажи мне.
Пресвитер отвечал:
- Святитель Божий! я человек грешный и подлежу общенародным податям; у меня есть две пары волов, из которых с одной я работаю сам, а с другой - мой наемник; то что получаю при помощи одной пары волов, исстрачиваю на успокоение странников, а получаемое при помощи другой пары идет на уплату подати: жена моя также трудится со мною, услуживая странникам и мне.
Василий же сказал ему:
- Зови ее сестрою своею, как это и есть на самом деле, и скажи мне о добродетелях, твоих.
Анастасий отвечал:
- Я ничего доброго не сделал на земле.
Тогда Василий сказал:
- Встанем и пойдем вместе, - и, восстав они пришли к одной из комнат его дома.
- Открой мне двери эти, - сказал Василий.
- Нет святитель Божий - сказал Анастасий, - не входи туда, потому, что там нет ничего, кроме хозяйственных, вещей.
Василий же сказал:
- Но я и пришел ради этих вещей.
Так как пресвитер все-таки не хотел открыть дверей, то святой открыл их своим словом и, вошедши, нашел там одного человека, пораженного сильнейшею проказою, у которого уже отпали, изгнивши, многие части тела. О нем не знал никто, кроме самого пресвитера и жены его.
Василий сказал пресвитеру:
- Зачем ты хотел утаить от меня это твое сокровище?
- Это человек сердитый и бранчивый, - отвечал пресвитер, - и потому я боялся показать его, чтобы он не оскорбил каким либо словом твою святость.
Тогда Василий сказал:
- Добрый подвиг совершаешь ты, но дай и мне в: эту ночь послужить ему, дабы и мне быть соучастником, в той награде, какую ты получишь.
И так святой Василий остался с прокаженным наедине и, запершись, всю ночь провел в молитве, а на утро вывел его совершенно невредимым и здоровым. Пресвитер же с женою своею и все, бывшее там увидев такое чудо, прославляли Бога, а святой Василий после дружеской беседы с пресвитером и поучения, данного им, присутствовавшим возвратился в дом свой.
Когда о святом Василии услышал преподобный Ефрем Сирин, живший в пустыне, то стал молить Бога о том, чтобы Он показал ему, каков есть Василий. И вот однажды, находясь в состоянии духовного восторга, он увидел огненный столп, которого глава доходила до неба, и услышал голос говоривший:
- Ефрем, Ефрем! Каким ты видишь этот огненный столп, таков и есть Василий.
Преподобный Ефрем тотчас же, взяв с собою переводчика, - ибо не умел говорить по-гречески, - пошел в Кесарию и прибыл туда в праздник Богоявления Господня. Став вдали, и незамеченный никем он увидел святого Василия, шедшего в церковь с великою торжественностью, одетого в светлую одежду, и клир его, также облаченный в светлые одежды. Обратившись к сопровождавшему его переводчику, Ефрем сказал:
- Кажется, брат, мы напрасно трудились, ибо это человек столь высокого чина, что я не видел такого.
Войдя в церковь. Ефрем стал в углу, невидимый никем, и говорил сам с собою так:
- Мы, "перенесшие тягость дня и зной" (Мф.20:12), ничего не добились, а сей, пользующейся такою славою и честью у людей, есть в тоже время столп огненный. Это меня удивляет.
Когда святой Ефрем так рассуждал о нем, от Духа Святого узнал Василий Великий и послал к нему своего архидиакона, сказав:
- Иди к западным вратам церковным; там найдешь ты в углу церкви инока, стоящего с другим человеком почти безбородого и малого роста. Окажи ему: пойди и взойди в алтарь, ибо тебя зовет архиепископ.
Архидиакон же, с большим трудом протеснившись чрез толпу, подошел к тому месту, где стоял преподобный Ефрем и сказал:
- Отче! пойди, - прошу тебя - и взойди в алтарь: тебя зовет архиепископ.
Ефрем же, чрез переводчика узнав то, что сказал архидиакон, отвечал сему последнему:
- Ты ошибся, брат! мы люди пришлые и незнакомы архиепископу.
Архидиакон пошел сказать о сем Василию, который в то время изъяснял народу Священное Писание. И вот преподобный Ефрем увидел что из уст говорившего Василия исходит огонь.
Потом Василий опять сказал архидиакону:
- Иди и скажи пришлому монаху тому: господин Ефрем! прошу тебя - взойди во святой алтарь: тебя зовет архиепископ.
Архидиакон пошел и сказал, как ему было приказано. Ефрем же удивился этому и прославил Бога. Сотворив затем земной поклон, он сказал:
- Воистину велик Василий, воистину он есть столп огненный, воистину Дух Святой говорит его устами!
Потом упросил архидиакона, чтобы тот сообщил архиепископу, что, по окончании святой службы, он хочет в уединенном месте поклониться ему и приветствовать его.
Когда Божественная служба окончилась, святой Василий взошел в сосудохранительницу и, призвав преподобного Ефрема, дал ему целование о Господе и сказал:
- Приветствую тебя, отче, умножившего учеников Христовых в пустыне и силою Христовою изгнавшего из нее бесов! Для чего, отче, ты принял на себя такой труд, явившись увидеть грешного человека? Да воздаст тебе Господь за труд твой.
Ефрем же, отвечая Василию чрез переводчика, сказал ему все, что было у него на сердце, и причастился с своим спутником Пречистыми Тайнами из святых рук Василия. Когда они после в доме Василия сели за трапезу, преподобный Ефрем сказал святому Василию:
- Отче святейший! Одной милости прошу я у тебя - соблаговоли мне дать ее.
Василий Великий сказал ему:
- Скажи, что тебе нужно: я в большом долгу у тебя за труд твой, ибо ты для меня предпринял столь далекое путешествие.
- Я знаю, отче, - сказал достопочтенный Ефрем, - что Бог дает тебе все, что ты просишь у него; а я хочу, чтобы ты умолил его благость о том, чтобы Он подал мне способность говорить по-гречески.
Василий отвечал:
- Прошенье твое выше сил моих, но так как ты просишь с твердою надеждою, то пойдем достопочтенный отец и пустынный наставник в храм Господень и помолимся ко Господу, Который может исполнить твою молитву, ибо сказано: "Желание боящихся Его Он исполняет, вопль их слышит и спасает их" (Пс.144:19).
Избрав удобное время, они начали молиться в церкви и молились долго. Потом Василий Великий сказал;
- Почему, честный отче, ты не принимаешь посвящения в сан пресвитера, будучи достоин его?
- Потому, что я грешен владыка! - откачал ему Ефрем чрез переводчика.
- О, если бы и я имел грехи твои! - сказал Василий и прибавил, - сотворим земной поклон.
Когда же они поверглись на землю, святой Василий возложил руку свою на главу преподобного Ефрема и произнес молитву, положенную при посвящении во диакона. Потом он сказал преподобному:
- Повели теперь подняться нам с земли.
Для Ефрема же внезапно стала ясна греческая речь, и он сказал сам по-гречески: "Заступи, спаси, помилуй, сохрани нас, Боже, своей благодатью".
Все прославили Бога, давшего Ефрему способность понимать и говорить по-гречески. Преподобный же Ефрем пробыл со святым Василием три дня, в духовной радости. Василий поставил его во Диакона, а переводчика его в пресвитера и потом с миром отпустил их.
В городе Никею однажды остановился нечестивый царь, и представители арианской ереси обратились к нему с просьбою о том, чтобы он изгнал из соборной церкви того города православных, а церковь отдал их арианскому сборищу. Царь, сам будучи еретиком, так и сделал: силою отнял церковь у православных и отдал ее арианам, а сам отправился в Царьград. Когда все многочисленное общество православных было погружено в великую печаль, в Никею пришел общий предстатель и заступник всех церквей, святой Василий Великий; тогда вся православная паства пришла к нему с воплями и рыданиями, и поведала ему о причиненной им от царя обид. Святой же, утешив их своими словами, тотчас пошел к царю в Константинополь и, представ пред ним, сказал:
- "И могущество царя любит суд" (Пс.98:4). Зачем же ты, царь, произнес несправедливый приговор, изгнав православных из святой церкви и отдав управление ею неправомыслящим?
Царь же сказал ему:
- Ты снова стал оскорблять меня, Василий! не подобает тебе так поступать.
Василий ответил:
- За правду мне и умереть хорошо.
Когда они состязались и препирались друг с другом, их слушал находившейся там главный царский повар по имени Демосфен. Он, желая помочь арианам, сказал нечто грубое, в укор святому.
Святой же сказал:
- Вот мы видим пред собою и неученого Демосфена .
Пристыженный повар снова проговорил что-то в ответ, но святой сказал:
- Твое дело размышлять о кушаньях, а не заниматься варкою догматов церковных.
И Демосфен, будучи посрамлен, замолчал. Царь, то возбуждаясь гневом, то чувствуя стыд сказал Василию:
- Поди и разбери дело их; впрочем суди так чтобы не оказаться помощником своих единоверцев.
- Если я рассужу несправедливо, - отвечал святой, - то пошли и меня в заточение, единоверцев же моих изгони, а церковь отдай арианам.
Взяв царский указ, святой возвратился в Никею и, призвав ариан, сказал им:
- Вот царь дал мне власть учинить суд между вами и православными относительно церкви, которую вы захватили силою.
Они же отвечали ему:
- Суди, но по суду царскому .
Святой сказал тогда:
- Ступайте и вы, ариане, и вы, православные, и затворите церковь; заперев ее, запечатайте печатями: вы - своими, а вы - своими, и поставьте с той и другой стороны надежную стражу. Потом сначала вы, ариане, помолитесь в течение трех дней и трех ночей, а потом подойдите к церкви. И если, по молитве вашей, двери церковные откроются сами собою, то пусть церковь будет на веки вашею: если же этого не случится, то мы тогда помолимся одну ночь и пойдем с литией, при пении священных песнопений, к церкви; если она откроется для нас, то мы будем владеть ею на веки; если же и нам не откроется, то церковь будет опять ваша.

Святой Василий
"Святой Василий " Питер Пауль Рубенс. Гота, замок Фриденштайн

Это предложение арианам понравилось, православные же огорчались на святого, говоря, что он судил не по правде, а по страху пред царем. Затем, когда обе стороны крепко на крепко заперли святую церковь, к ней, по запечатывании её, была поставлена бдительная стража. Когда ариане, помолившись три дня и три ночи, пришли к церкви, ничего чудесного не случилось: они молились и здесь с утра до шестого часа, стоя и взывая: господи помилуй. Но двери церковные пред ними не открылись, и они ушли со стыдом. Тогда Василий Великий, собрав всех православных с женами и детьми, вышел из города в церковь святого мученика Диомида и, там совершив всенощное бдение, утром пошел со всеми к запечатанной соборной церкви, воспевая:
- Святый Боже, святый крепкий, святый бессмертный, помилуй нас!
Остановившись пред дверями церковными, он сказал народу:
- Поднимите руки свои к небесам и с усердием взывайте: "господи помилуй!"
Потом святой повелел всем умолкнуть и, подойдя к дверям, осенил их трижды крестным знамением и сказал:
- Благословен Бог христианский всегда, ныне и присно, и во веки веков.

Когда народ воскликнул: "аминь", тотчас сотряслась земля, и начали сокрушаться запоры, выпали затворы, расселись печати и врата открылись, как бы от сильного ветра и бури, так что двери ударились о стены. Святой же Василий начал воспевать:
- "Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы!" (Пс.23:7).
Затем он вошел в церковь с множеством православных и, совершив божественную службу, отпустил народ с радостью. Бесчисленное же множество ариан, увидев то чудо, отстали от своего заблуждения и присоединились к православным. Когда о таком правосудном решении Василия и о том славном чуде узнал царь, то чрезвычайно удивился и стал хулить арианство; однако, будучи ослеплен нечестием, он не обратился в православие и впоследствии погиб жалким образом. Именно, когда он был поражен и получил рану на войне в стране Фракийской, то убежал и скрылся в сарай, где лежала солома. Преследователи же его окружили сарай и подожгли его, и царь, сгоревши там, пошел в огонь неугасимый. Смерть царя последовала уже по преставлении святого отца нашего Василия, но в тот же год в который преставился и святой.
Однажды перед святым Василием оклеветан был брат его, епископ Севастийский Петр. Про него сказали, что он будто бы, продолжает сожительство с женою своею, которую оставил пред посвящением в епископы - епископу же не подобает быть женатым. Услышав о сем Василий сказал:
- Хорошо, что вы мне об этом сказали; я пойду с вами вместе и обличу его.
Когда же святой подходил к городу Севастии, Петр духом узнал о пришествии брата, ибо и Петр был исполнен Духа Божьего и жил с мнимою женою своею не как с женою, а как с сестрою, целомудренно. Итак, он вышел из города навстречу святому Василию на восемь поприщ и, увидев брата с большим числом спутников, улыбнулся и сказал:
- Брат, как бы на разбойника ты выступил против меня?
Давши друг другу целование о Господе, они вошли в город и, помолившись в церкви святых сорока мучеников пришли в епископский дом. Василий, увидев невестку свою, сказал:
- Здравствуй, сестра моя, лучше же сказать - невеста Господня; я пришел сюда ради тебя.
Она отвечала:
- Здравствуй и ты, пречестнейший отче; и я давно уже желала облобызать твои честные ноги.
И сказал Василий Петру:
- Прошу тебя, брат ночуй в эту ночь с женой твоей в церкви.
- Я сделаю все, что ты мне повелишь, - отвечал Петр.
Когда наступила ночь, и Петр почивал в церкви с женой своей, там находился и святой Василий с пятью добродетельными мужами. Около полуночи он разбудил этих мужей и сказал им:
- Что вы видите над братом моим и над невесткою моею?
Они же сказали:
- Видим ангелов Божьих обвевающих их и намащающих ароматами их непорочное ложе.
Василий сказал тогда им:
- Молчите же, и никому не рассказывайте того, что видели.
На утро Василий повелел народу собраться в церковь и принести сюда жаровню с горящими угольями. После этого он сказал:
- Простри, честная невестка моя, свою одежду.
И когда она сделала это, святой сказал держащим жаровню.
- Положите ей в одежду горящих углей.
Они исполнили это повеление. Тогда святой сказал ей:
- Держи эти уголья в своей одежде, до тех пор, пока я тебе скажу.
Потом он снова повелел принести новых горящих углей и сказал брату своему:
- Простри, брат, фелонь твою.
Когда тот исполнил это повеление, Василий сказал слугам:
- Высыпьте уголья из жаровни в фелонь, - и те высыпали.
Когда Петр и жена его долгое время держали горящие уголья в одеждах своих и не терпели от этого никакого вреда, народ видевший это, дивился и говорил:
- Господь хранит преподобных Своих, и дарует им блага еще на земли.
Когда же Петр с женою своею бросили уголья на землю от них не чувствовалось никакого дымного запаху, и одежды их остались необожженными. Затем Василий повелел вышеупомянутым пяти добродетельным мужам, чтобы они всем рассказали о том, что видели, и те поведали народу, как они видели в церкви ангелов Божьих витавших над одром блаженного Петра и супруги его, и намащавших ароматами непорочное их ложе. После сего все прославили Бога, очищающего угодников Своих от лживой клеветы человеческой.

В дни преподобного отца нашего Василия в Кесарии была одна вдова знатного происхождения, чрезвычайно богатая; живя сластолюбиво, угождал плоти своей, она совершенно поработила себя греху и много лет пребывала в блудной нечистоте. Бог же, Который хочет чтобы все покаялись (2Пет.3:8), коснулся Своею благодатью и её сердца, и женщина стала раскаиваться в своей греховной жизни. Оставшись однажды наедине сама с собою, она размышляла о безмерном множеств своих грехов и стала так оплакивать свое положение:
- Горе мне, грешной и блудной! Как стану я отвечать праведному Судьи за сделанные мною грехи? Я растлила храм тела моего, осквернила свою душу. Горе мне, самой тягчайшей из грешниц! С кем я могу сравнить себя по своим грехам? С блудницей ли, или с мытарем? Но никто не согрешил так, как я. И - что особенно страшно - я совершила столько зла уже по принятии крещения. И кто возвестит мне, примет ли Бог мое покаяние?
Так рыдая, она припомнила все, что сделала с юности до старости, и, севши, написала это на хартии. После же всего записала один грех самый тяжкий и запечатала эту хартий свинцовою печатью, Затем, выбрав время, когда святой Василий пошел в церковь, она устремилась к нему и, бросившись к его ногам с хартией, восклицала:
- Помилуй меня, святитель Божий, - я согрешила больше всех!
Святой, остановившись, спросил ее, чего она от него хочет; она же, подавая ему в руки запечатанную хартий, сказала:
- Вот владыка, все грехи и беззакония мои я написала на этой хартий и запечатала ее; ты же, угодник Божий, не читай ее и не снимай печати, но только очисти их своею молитвою, ибо я верю, что Тот, Кто подал мне эту мысль, услышит тебя, когда ты будешь молиться обо мне.
Василий же, взяв хартий, поднял очи на небо и сказал:
- Господи! Тебе единому возможно сие. Ибо, если Ты взял на Себя грехи всего мира, то тем боле Ты можешь очистить прегрешения сей единой души, так как все грехи наши, хотя сосчитаны у Тебя, но милосердие Твое безмерно и неизследимо!
Сказав сие, святой Василий вошел в церковь, держа в руках хартию, и, повергшись пред жертвенником, всю ночь провел в молитве о той женщине.
На утро, совершив божественную службу, святитель призвал женщину и отдал ей запечатанную хартию в том виде, в каком получил ее, и при этом сказал ей:
- Ты слышала, женщина, что "никто не может прощать грехи, кроме одного Бога" (Мрк.2:7).
Она же сказала:
- Слышала, честный отче, и поэтому-то я обеспокоила тебя просьбою умолить его благость.
Сказав это, женщина развязала хартию свою и увидела, что грехи её были здесь изглажены; не изглажен был только тот тяжкий грех, который был записан ею после. При виде этого, женщина ужаснулась и, ударяя себя в грудь, упала к ногам святого, взывая:
- Помилуй меня, раб Бога Вышнего, и как ты смилостивился над всеми беззакониями моими и умолил за них Бога, так умоли и о сем, чтобы оно было вполне очищено.
Архиепископ же, прослезившись от жалости к ней, сказал:
- Встань, женщина: я и сам человек грешный, и нуждаюсь в помиловании и прощении; Тот же, Кто очистил прочее твои грехи, может очистить и еще не изглаженный твой грех; если же ты на будущее время будешь беречь себя, от греха и начнешь ходить путем Господним, то будешь не только прощена, но и сподобишься небесного прославления. Вот что я тебе советую: ступай в пустыню: там найдешь ты мужа святого, по имени Ефрем; отдай ему эту хартию и проси его, чтобы он испросил тебе помилование у Человеколюбца Бога.

Женщина, по слову святого, пошла в пустыню и, пройдя большое расстояние, нашла келью блаженного Ефрема. Постучавшись в дверь, она сказала:
- Помилуй меня грешную, преподобный отче!
Святой Ефрем, узнав духом своим о цели, с какою она пришла к нему, отвечал ей:
- Отойди от меня, женщина, ибо я - человек грешный и сам нуждаюсь в помощи других людей.
Она бросила тогда пред ним хартию и сказала:
- Меня послал к тебе архиепископ Василий, чтобы ты, помолившись Богу, очистил грех мой, который написан в этой хартии; остальные грехи очистил он, а ты об одном грехе не откажи помолиться, ибо я к тебе послана.

Преподобный же Ефрем сказал:
- Нет, чадо, тот, кто мог умолить Бога о многих твоих грехах, тем более может умолить об одном. Итак, ступай, ступай немедля, чтобы застать его в живых прежде, чем он отойдет ко Господу.
Тогда женщина, поклонившись преподобному, возвратилась в Кесарию.
Но пришла она сюда как раз к погребению святого Василия, ибо он уже преставился, и святое тело его несли к месту погребения. Встретив погребальное шествие, женщина громко зарыдала, бросилась на землю и говорила святому, как бы живому:
- Горе мне, святитель Божий! горе мне, несчастной! Для того ли ты отослал меня в пустыню, чтобы, не тревожимый мною, ты мог выйти из тела? И вот я воротилась с пустыми руками, напрасно совершив трудное путешествие в пустыню. Пусть увидит это Бог и пусть рассудит Он между мною и тобою в том, что ты, имея возможность сам подать мне помощь, отослал меня к другому.
Так вопия, она бросила хартию поверх одра святого, рассказывая всем людям о своем горе. Один же из клириков, желая посмотреть, что было написано в хартии, взял ее и, развязав не нашел на ней никаких слов: вся хартия стала чиста.
- Здесь ничего не написано, - сказал он женщине, - и напрасно ты печалишься, не зная проявившегося на тебе неизреченного человеколюбия Божьего.

Василий Великий и сослужащий ему Ангел Господень
Василий Великий и сослужащий ему Ангел Господень
Весь же народ увидев это чудо, прославил Бога, давшего такую власть рабам Своим и по их преставлении.
В Кесарии жил один еврей, по имени Иосиф. Он был так искусен в науке врачевания, что определял по наблюдению над движением крови в жилах день наступления смерти больного за три или за пять дней, и указывал даже на самый час кончины. Богоносный же отец наш Василий, предвидя будущее его обращение к Христу, очень любил его и, часто приглашая его к беседе с собой, уговаривал его оставить еврейскую веру и принять святое крещение. Но Иосиф отказывался, говоря:
- В какой вере родился я, в той хочу и умереть.
Святой же сказал ему:
- Поверь мне, что ни я, ни ты не умрем, пока ты "не родишься от воды и духа" (Иоан.3:5): ибо без такой благодати нельзя войти в Царство Божье. Разве отцы твои не крестились "в облаках и в море" (1Кор.10:1)? разве не пили они из камня, который был прообразом духовного камня-Христа, родившегося от Девы ради нашего спасения. Сего Христа твои отцы распяли, но Он будучи погребен на третий день воскрес и, взойдя на небеса, сел одесную Отца и оттуда придет судить живых и мертвых.
Много и другого, полезного для души, говорил ему святой, но еврей все пребывал в своем неверии. Когда же наступило время преставления святого, он заболел и призвал к себе еврея, как бы нуждаясь в его врачебной помощи, и он спросила его:
- Что скажешь ты обо мне, Иосиф?
Тот же, осмотрев святого, сказал домашним его:
- Приготовьте все к погребению, ибо с минуты на минуту нужно ожидать его смерти.
Но Василий сказал:
- Ты не знаешь, что говоришь!
Еврей отвечал:
- Поверь мне, владыка, что смерть твоя наступит еще до захода солнца.
Тогда Василий сказал ему:
- А если я останусь жив до утра, до шестого часа, что ты тогда сделаешь?
Иосиф ответил:
- Пусть я умру тогда!
- Да, - сказал на это святой, - умри, но умри греху, чтобы жить для Бога!
- Знаю, о чем ты говоришь, владыка! - отвечал еврей, - и вот я клянусь тебе, что если ты проживешь до утра, я исполню твое желание.
Тогда святой Василий стал молиться Богу о том, чтобы Он продолжил жизнь его до утра для спасения души еврея, - и получил просимое. На утро он послал за ним; но тот не поверил слуге, сказавшему ему, что Василий жив; однако пошел, чтобы увидеть его, как он думал уже умершим. Когда же он увидел его действительно живым то пришел как бы в исступление, а потом, упав в ноги святому, сказал в порыве сердечном:
- Велик Бог христианский, и нет другого Бога, кроме Него! Я отрекаюсь от богопротивного жидовства, и обращаюсь в истинную, христианскую веру. Повели же, святой отец немедленно преподать мне святое крещение, а также и всему дому моему.
Святой Василий сказал ему:
- Я крещу тебя сам своими руками!
Ерей, подойдя к нему, дотронулся до правой руки святого и сказал:
- Силы твои, владыка, ослабели, и все естество твое в конец изнемогло; ты не сможешь окрестить меня сам.
- Мы имеем Создателя, укрепляющего нас, - отвечал Василий.
И, восстав, вошел в церковь и пред лицом всего народа окрестил еврея и всю семью его; он нарек ему имя Иоанн и причастил его Божественных Таин, сам совершив в тот день литургию. Преподав наставленье новокрещенному о вечной жизни и обратившись с словом назидания ко всем своим словесным овцам святитель оставался в церкви до девятого часа. Потом дав всем последнее целование и прощение, он стал благодарить Бога за все его неизреченные благодеяния и, когда еще слово благодарения было на устах его, предал душу свою в руки Божьи и как архиерей присоединился к почившим архиереям, а как великий словесный гром - к проповедникам в первый день января 379 года, в правление Грациана, воцарившегося после отца своего, Валентиниана.
Святой Василий Великий пас церковь Божью восемь лет шесть месяцев и шестнадцать дней, а всех лет житья его было сорок девять.
Новокрещенный же еврей, увидев святого умершим, пал на лицо его и со слезами сказал:
- Воистину, раб Божьий Василий, ты и теперь не умер бы, если бы не захотел сам.
Погребенье святого Василия представляло знаменательное событие и показывало, каким высоким уважением пользовался он. Не только христиане, но и иудеи, и язычники толпами стремились на улицу в великом множестве и настойчиво теснились ко гробу почившего святителя. На погребенье Василия прибыл и святой Григорий Назианзин и плакал много по святом. Собравшиеся сюда архиерей воспели надгробные песнопения и погребли честные мощи великого угодника Божья Василия в церкви святого мученика Евпсихия, восхваляя Бога, Единого в Троице, ему же слава во веки. Аминь.

Димитрий, митрополит Ростовский "Жития святых"
 
 
Высказывания, цитаты и афоризмы Василия Великого
 
Ради кого хочешь жить, ради тех и погибнуть не бойся.
 
Сверх меры подобает спать мертвым, а не живым.
 
Трем лицам пакостит клеветник: оклеветанному, слушающему и самому себе.
 
Хлеб, который ты хранишь в своих закромах, принадлежит голодному; плащ, лежащий в твоем сундуке, принадлежит нагому; золото, что зарыл ты в земле, принадлежит бедняку.
 
Целомудрие в старости - не целомудрие, но немощь бессилия: мертвец не венчается.
 
Злой не видит, что является злом.
 
Опечалил ли кто тебя - не печалься, ибо ему уподобишься. Ведь никто не исцеляет злом зла, но добром зло.
 
Когда веселится сердце, расцветает лицо.
 
Насильное обучение не может быть твердым, но то, что с радостью и весельем входит, крепко западает в души внимающим.
 
Глупые богаты скорее сном, чем богатством.
 
Не говори мне: «У меня знаменитые прадеды и отцы» - верный закон каждому повелевает своею жизнью хвалиться.
 
Не слова вызывают боль, но нас оскорбившая наглость и надменность.
 
Доброе деяние никогда не пропадает втуне. Тот, кто сеет учтивость, пожинает дружбу; тот, кто насаждает доброту, собирает урожай любви; благодать, излившаяся на благодарную душу, никогда не бывала бесплодной, и благодарность обыкновенно приносит вознаграждение.
 
Добытое трудом с радостью и принимается и сохраняется, а что получено без труда, то быстро исчезает.
 
 
Память и почитание Василия Великого
 
 

Особое почитание Василия Великого на Руси связано с тем, что он являлся небесным покровителем крестителя Руси - князя Владимира Святославича. Первый храм, построенный князем Владимиром в Киеве на месте языческого капища, был посвящен Василию Великому. Им же была воздвигнута церковь святителя Василия в Вышгороде, где первоначально были похоронены князья - страстотерпцы Борис и Глеб. В XII веке во имя Василия Великого были построены 2 храма в Киеве (князем Святославом Всеволодовичем (1183) и князем Рюриком Ростиславичем (1198), 2 храма в Новгороде (архиепископом Нифонтом (1151) и жителями Ярышевой улицы (1195)), храм в Овруче (нач. 90-х гг. XII в.) и церковь на Смядыни близ Смоленска (до 1191). В XIII-XV вв. храмы в честь Василия Великого строились в Новгороде (1262, 1370 и др.), Твери (до 1390), Пскове (до 1377) и во многих других городах. Один из приделов Благовещенского собора Московского Кремля был посвящен Василию Великому. С XVI века в Москве известна церковь во имя Василия Великого в Тверской-Ямской слободе (разрушена в 1935). В 2001 г. в Москве, на территории Всероссийского выставочного центра, в честь Василия Великого был освящен храм-часовня. Известностью пользуются московский храм во имя Трех святителей (XVII в.), Трехсвятительское подворье Московского Патриархата в Париже (основано в 1931), являющееся кафедральным собором Корсунской епархии РПЦ.

Имя Василий стало династическим, многие русские правители, носившие его, были крещены в честь Василия Великого, в частности Владимир Мономах (в крещении Василий), Василий I, Василий II.

В храме Святой Софии в Новгороде находились частицы мощей Василия Великого. В 1641 году в дар царю Михаилу Феодоровичу из Греции был привезен перст Василия Великого , который впоследствии хранился в московском кремлевском Успенском соборе (Христианские реликвии в Моск. Кремле. М., 2000. С. 114).

С Васильевым днем как с 1-м днем нового года связано множество народных поверий и обычаев у греков, южных и восточных славян («царский пирог» (василопита), кутья, колядование). В Греции Агиос Василиос считается Дедом Морозом. Хотя на Руси официальный переход на январский год произошел при императоре Петре I, 1 января издавна являлось важной календарной вехой.

 
   
Народные обычаи, приметы и поговорки на Василия
 
   

14 января - Васильев день

Согласно православному календарю, 13 января – день памяти преподобной Мелании (Меланки), 14 января – день святителя Василия Великого. Поэтому в народе ночь с 13 на 14 января называют встречей Василия с Меланкой. По старинной традиции, в новогоднюю ночь отмечался "щедрый" Васильев вечер. В этот день было принято богато, щедро накрывать на стол. Особенно ценились блюда из свинины, потому что святой Василий Великий считался покровителем свиноводов.

На Василия, как и на Рождество, готовят кутю, которая называется щедрой. Варить ее нужно рано утром, при этом, тщательно следя за процессом – в старину считалось, что если кутя вылезет из горшка или сам горшок треснет, быть беде. Поэтому если кутя удавалась, ее съедали дочиста, если же сбывалась какая-то из плохих примет – выбрасывали вместе с горшком, желательно в прорубь.

К ужину, как и на Рождество, принято садится всей семьей. Очень важно, чтобы одежда в этот день была тщательно выстиранной и чистой.

Васильв день
"Катание с гор" Ф.В.Сычков
 
   

После ужина было принято ходить к соседям и попросить один у одного прощение за возможную вину друг перед другом, чтобы Новый год встретить в мире и согласии.

Праздник Меланки пользовался популярностью среди молодежи. Например, парни в этот вечер могли получить второй шанс – если сватовство для какого-то парня прошло неудачно, и он получил отказ в виде гарбуза, в вечер накануне Нового года он имел право повторить попытку. А вот девушки на Меланку любили гадать. "Загадает девица красная под Василья – все сбудется, а что сбудется – не минуется!" – говорили в народе.

На Руси исстари накануне Нового года было принять отмечать Васильев день. Иначе этот праздник называли "Кесаретским", в честь святого Василия Великого, архиепископа кесарийского. Его же называли Василием Щедрым, потому, видимо, что ни один праздничный стол по обилию угощений не мог сравниться с новогодним.

Во многих селениях в этот день было принято колоть так называемых "кесаретских" поросят. Зажаренный поросенок считался всеобщим угощением, поэтому все односельчане могли приходить и есть его, причем каждый из приходящих должен был принести немного денег, которые вручались хозяину. На следующий день все деньги передавались в приходскую церковь для нуждающихся.

В Малороссии, например, в этот день крестьяне ходили по домам с поздравлениями и благожеланиями. Совершался особый обряд, который в разных регионах назывался по-разному: авсень, усень, овсень, говсень, баусень, таусень. Все они происходят от слова «овёс». Именно овёс является основным элементом обряда: крестьянские дети ходили в Васильев день по домам селян и, распевая «засевальную песню» (в каждом селе свою), из рукава или мешка «сеяли» зёрна овса, пшеницы, гречихи или ржи.

В некоторых деревнях вместо засевальных песен проговаривались пожелания: на счастье, на здоровье, на новое лето, «роди, Боже, жито пшеницю и всякую пашницу», «уроди, Боже, всякого жита по закрому, что по закрому да по великому, а и стало бы жита на весь мир крещёный».

Несомненная перекличка с Рождественскими колядами и в обычае в Васильев день ходить по домам и собирать пироги и всякую святочную снедь. Для девиц Васильев день был весьма важным, считалось, что гадания на Васильев день всегда сбываются, и что бы по гаданию не вышло – то и произойдет.

Народные приметы на Василия

Если в ночь на Василия небо ясное и звездное – будет богатый урожай ягод.

Метель в Васильев вечер – к большому урожаю орехов.

Если 14 января на деревьях много пушистого инея, год будет богатым на мед.

Туман в день Василия – к урожаю.

14 января садоводам рекомендуется встряхнуть плодовые деревья, потому что святой Василий Великий, по народному поверью, еще и охраняет сады от червей и вредителей. Утром 14 января нужно пройти по саду со словами древнего заговора: "Как отряхиваю я (имя) белпушист снег, так отряхнет червя-гада всякого по весне святой Василий!"

 
СВЯТОЙ ВАСИЛИЙ ВЕЛИКИЙ
АРХИЕПИСКОП КЕСАРИИ КАППАДОКИЙСКОЙ
ТВОРЕНИЯ СВЯТИТЕЛЯ
ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
МОЛИТВЫ СВЯТОМУ
ВАСИЛИЮ ВЕЛИКОМУ
ОРГАНИЗАТОРСКИЙ ПОДВИГ
ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
ЖИТИЕ СВЯТОГО ОТЦА НАШЕГО
АРХИЕПИСКОПА ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
ВЫСКАЗЫВАНИЯ, ЦИТАТЫ
и АФОРИЗМЫ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
ПАМЯТЬ И ПОЧИТАНИЕ
АРХИЕПИСКОПА ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
НАРОДНЫЕ ОБЫЧАИ, ПРИМЕТЫ
И ПОГОВОРКИ НА ВАСИЛИЯ
ЦЕРКОВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Святитель Василий Великий. Шестиднев Василия Великого
ПРАЗДНИКИ, ИМЕНИНЫ - тематические подборки
ЦЕРКОВНЫЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ
Главное меню Энциклопедии
Copyright © 2004 ABC-people.com
Design and conception BeStudio © 2011-2017