Медиумы корыстолюбивые - Спиритические обманы
СПИРИТИЗМ и МЕДИУМЫ - главная страница
Спиритические обманы
 

ШАРЛАТАНСТВО И ФИГЛЯРСТВО

 
 

Медиумы корыстолюбивые

Так как всё может сделаться предметом личных выгод, то нет ничего удивительного в том, что некоторые желали употребить духов в свою пользу. Остаётся узнать, каким образом взялись бы они за дело, если б когда-нибудь затеялась подобная спекуляция.
Скажем сперва, что ничто не представляет столько удобства для шарлатана и фокусника, как подобное ремесло. Если есть поддельные сомнамбулы, то ещё скорее могут быть поддельные медиумы, и это уже может быть основательной причиной недоверия. Бескорыстие, напротив, есть самое решительное возражение против тех, которые видят в спиритических явлениях одни лишь ловкие фокусы. Бескорыстного шарлатанства нет. Какая цель может заставить людей употреблять плутовство без всякой выгоды, тем более когда всем известная честность их ставит их выше всяких подозрений?

Если выгода, которую медиум извлекал бы из своей способности, может быть причиной подозрения, то она не будет ещё доказательством, что подозрение это основательно. Он может иметь действительную способность и действовать добросовестно, хотя и будет требовать за это вознаграждения; но посмотрим, можно ли в этом случае ожидать удовлетворительного результата.

Если хорошо поняли всё, что мы сказали об условиях, необходимых для того, чтобы служить посредником для добрых духов, о многочисленных причинах, могущих удалить их, об обстоятельствах, независимых от их воли, которые часто мешают им являться, наконец, о всех нравственных условиях, могущих иметь влияние на свойство сообщений, то каким образом можно предположить, чтобы дух сколько-нибудь развитой был во всякое время готов к услугам предпринимающего сеансы и подчинялся бы его требованиям для удовлетворения любопытства первого встречного?

Нам известно отвращение духов ко всему, что отзывается алчностью и эгоизмом. Известно, как смотрят они на вещи материальные, и как же хотеть после этого, чтобы они помогали торговать их силой? Это противно рассудку, и надо слишком мало знать мир бесплотных духов, чтобы думать, будто такое может случиться. Но так как лёгкие духи менее взыскательны и ищут только случая позабавиться на наш счёт, то из этого следует, что если не подвергаются мистификациям мнимого медиума, то могут быть обмануты некоторыми из этих духов. Одни эти рассуждения определяют степень доверия, которое должно иметь к сообщениям этого рода. Впрочем, к чему служили бы теперь медиумы, требующие платы, когда способность эту, если не имеешь её сам, можно найти в своём семействе, между своими друзьями и знакомыми?
Относительно пишущих медиумов это вполне справедливо. Такие медиумы встречаются часто. Если постоянными упражнениями развить их способности, то могут получаться достойные внимания результаты. По моим наблюдениям, лица, обладающие способностями пишущих медиумов, встречаются приблизительно так же часто, как и лица, играющие на рояле. (Асгарта)

Корыстолюбивыми медиумами могут называться не одни те, которые требуют определённого вознаграждения. Корысть не всегда выражается расчётом получить матерьяльный выигрыш, но также всевозможными честолюбивыми видами, на которых можно основать личные надежды. Это одна из слабостей, которую всегда подмечают духи-насмешники и которой они пользуются с замечательной ловкостью и хитростью, убаюкивая ложными мечтами тех, которые подчиняются таким образом их влиянию.
Одним словом, медиумизм есть способность, данная для добра, и добрые духи удаляются от всякого, кто вздумал бы сделать из неё средство для достижения чего бы то ни было, не соответствующего целям Провидения. Эгоизм есть язва общества. Добрые духи стараются уничтожить его, и потому нельзя предположить, чтобы они содействовали ему. Это так ясно, что было бы бесполезно распространяться далее об этом предмете.

Медиумы физических явлений не подходят под эту категорию. Физические явления производятся духами низшими, менее взыскательными. Мы не говорим, чтоб они были через это непременно злые духи: можно быть носильщиком и вместе с тем очень честным человеком. Если б медиум этой категории вздумал извлекать выгоду из своей способности, то он мог бы найти духов, которые помогали бы ему без особенного отвращения. Но здесь представляется другое неудобство. Медиум для физических явлений, точно так же как и медиум для сообщений разумных, получил способность эту не для удовольствия своего. Она дана ему с условием, чтобы он делал из неё хорошее употребление, и если он её употребляет во зло, то она может быть отнята у него или обращена ему во вред, потому что низшие духи подчинены Духам Высшим.

Низшие духи любят обманывать, но не любят, чтобы их самих обманывали. Если они охотно соглашаются шутить, удовлетворять любопытству, потому что это забавляет их, то не любят, так же как и другие, чтобы из них извлекали выгоду или пользовались ими для увеличения дохода. Они доказывают на каждом шагу, что имеют свою волю, что действуют, когда и как им угодно. Вследствие этого медиумы физических явлений могут быть уверены в аккуратности явлений ещё меньше, чем медиумы пишущие. Надеяться получать их в назначенные дни и часы значило бы выказывать самое глупое невежество.

Что же делать в таком случае, чтобы добыть деньги? Подделывать феномены. Это может случиться только с теми, которые сделали бы из этого формальное ремесло, и с людьми незамысловатыми, которые находят, что это средство легче и удобнее, чем труд.
Если дух не исполняет просьбы, его заменяют искусством: воображение так плодовито, когда дело идёт о том, чтобы достать деньги! Так как матерьяльный интерес есть законная причина недоверия, то он даёт право строго разбирать явления, и медиум не может обижаться на это, не оправдав тем подозрения. Но насколько недоверие законно в этом случае, настолько оно обидно относительно людей честных и бескорыстных.

Медиумическая способность, ограничивающаяся физическими явлениями, дана не для того, чтобы показывать её на подмостках, и тот, кто надеялся бы иметь духов в своём распоряжении с целью делать из них публичное зрелище, может быть заподозрен в шарлатанстве или в более или менее искусном фиглярстве. Пусть имеют это в виду каждый раз, когда видят объявление о мнимых сеансах спиритизма или спиритуализма с платой за место, и пусть не забывают права, которое покупается вместе с правом войти.
Из всего предыдущего мы заключаем, что совершенное бескорыстие есть лучшая гарантия против шарлатанства. Если оно не всегда обеспечивает достоинства разумных сообщений, то отнимает у злых духов сильное вспомогательное средство и заставляет умолкнуть некоторых клеветников.

Остаётся то, что можно было бы назвать фиглярством любителей, т.е. невинные обманы некоторых шалунов. Это, без сомнения, может случиться в виде препровождения времени в собраниях легкомысленных, но не в обществах серьёзных, куда допускаются только люди серьёзные. Можно забавляться некоторое время этими мистификациями, но нужно иметь необыкновенное терпение, чтобы играть эту роль целые месяцы, и каждый раз в продолжение нескольких часов кряду. Одна только матерьяльная корысть может дать это постоянство, а корысть, повторяем снова, может заставить подозревать всё.

Скажут, может быть, что медиум, отдающий время своё другим для пользы предмета, не может отдавать его даром, потому что ему нужно жить. Но для пользы ли предмета или для своей собственной отдаёт он его, и не потому ли, скорее, что видит для себя выгодное ремесло? Всегда найдутся люди, готовые жертвовать своим временем на этих условиях. Неужели он не может найти другого ремесла? Не будем забывать, что духи, какова бы ни была степень их развития, суть души умерших людей, и если мораль и религия заставляют уважать нас их останки, то обязанность уважать их дух должна быть ещё больше.

Что сказали бы о том, кто вырыл бы тело из могилы и показывал бы его за деньги на том основании, что тело это могло бы возбудить любопытство? Меньше ли будет неуважение к умершим показывать дух их под тем предлогом, что любопытно видеть, как дух действует? И заметьте хорошенько, что цена местам будет соответствовать шуткам, которые он может делать, и привлекательности спектакля. Если этот умерший во время жизни своей был даже комедиантом, то, верно, он не подозревает, что после смерти его найдётся антрепренёр, который заставит его разыгрывать комедию даром, в свою собственную пользу.
Не должно забывать, что физические явления, точно так же как и разумные, дозволены Богом только для нашего назидания.

Несмотря на эти нравственные рассуждения, мы не отвергаем вовсе, чтобы не могло быть медиумов, получающих вознаграждение, честных и добросовестных, потому что честные люди встречаются во всех ремёслах. Мы говорим только о злоупотреблениях. Но нельзя не согласиться, на основании вышеизложенного нами, что злоупотребление скорее может быть со стороны медиумов, берущих плату, чем со стороны тех, которые смотрят на способность свою как на особенную милость и употребляют её для того, чтобы оказывать услуги.

Степень доверия или недоверия к медиуму, получающему вознаграждение, зависит прежде всего от уважения, которого требует его характер и его нравственность, и потом от обстоятельств. Медиум, который, имея истинно серьёзную и полезную цель, был бы лишён возможности употреблять время своё иначе и потому получал бы вознаграждение, не может быть смешиваем с медиумом-спекулятором, который обманно сделал бы из своей медиумической способности промысел.
Итак, смотря по причине и цели, духи могут осуждать, разрешать или даже помогать. Они более судят намерение, чем матерьяльное действие.

Сомнамбулы, извлекающие выгоду из своей способности, находятся при других условиях. Хотя и в этом случае могут быть злоупотребления, и бескорыстие, и здесь, есть лучшая гарантия искренности, но положение их другое, потому что здесь действует их собственный дух. Следовательно, он всегда может быть готов к их услугам, и в сущности сомнамбула извлекает выгоду из себя самой, потому что она имеет право располагать своей особой, как ей угодно, между тем как медиумы-спекуляторы употребляют в свою пользу умерших.

Мы знаем очень хорошо, что наша строгость относительно медиумов корыстолюбивых вооружает против нас всех тех, которые извлекают выгоду или хотели бы извлечь её из этого нового промысла, и делает их врагами нашими, равно как и их друзей, естественно принимающих их сторону. Мы имеем также против себя людей, которые не придают этому такой важности; между тем, мы считаем себя вправе иметь своё мнение и излагать его. Мы никому не навязываем его. Если большинство соглашается с ним, то, вероятно, его находят справедливым; потому что мы, право, не видим, каким образом можно доказать, что в спекуляции так же мало шансов найти обман и злоупотребление, как в бескорыстии. Что же касается до нас, то если наши книги содействовали распространению во Франции и в других странах недоверия к корыстолюбивым медиумам, то мы считаем, что это немаловажная услуга, оказанная нами серьёзному спиритизму.

 
 

Спиритические обманы

Те, которые не допускают действительности физических явлений, приписывают вообще обману производимые явления. Они основываются на том, что искусные фокусники делают вещи, которые кажутся чудесными, когда не знают их секретов. Из этого они заключают, что медиумы не что иное, как фокусники. Мы опровергали уже этот довод или, скорее, это мнение, а именно в статье о г-не Хоуме и в "Revue Spirite" за январь и февраль 1858г.
Хоум все свои замечательные явления производил при свете. У него появлялись материализованные руки, летающие по комнате и поднимающие под потолок разные вещи. Иногда поднимался на воздух он сам. Спрошенные по этому поводу лучшие английские и французские профессиональные фокусники единогласно заявили, что они не могут воспроизвести при той же обстановке всё то, что наблюдается у Хоума. Другими словами, им нужна сцена и приборы, чего не имел Хоум. (Асгарта)

Поэтому теперь скажем несколько слов только, прежде чем начнём говорить о предмете более серьёзно. Впрочем, есть обстоятельство, которое не может ускользнуть от каждого сколько-нибудь рассуждающего человека. Есть, без сомнения, фокусники необыкновенно искусные, но они очень редки. Если б все медиумы занимались фиглярством, то нужно было бы согласиться, что искусство это сделало в короткое время неслыханные успехи и вдруг стало искусством весьма обыкновенным, потому что оно оказывается врождённым не только у людей, которые не подозревали этого, но даже и у детей.

Из того, что есть шарлатаны, которые продают лекарства в публичных местах, из того, что есть медики, которые хотя и не являются в местах публичных, но обманывают доверие, следует ли, что все медики шарлатаны и что медицина должна потерять всякое уважение?
Из того, что есть люди, продающие подкрашенное вино вместо натурального, следует ли, что все продавцы вина подделыватели и что чистого вина вовсе нет? Употребляют во зло всё, даже вещи самые достойные уважения, и можно сказать, что плутовство имеет также своих гениев. Но обман всегда имеет цель и какой-нибудь матерьяльный интерес. Где нельзя ничего выиграть, там нет цели обманывать. Поэтому мы и сказали относительно медиумов корыстолюбивых, что лучшая гарантия в этом случае есть совершенное бескорыстие.

Из всех спиритических феноменов более всего дают повод к обманам феномены физические вследствие причин, которые бесполезно рассматривать.
Во-первых, тут обращаются больше к зрению, чем к рассудку, и потому фокуснику легче подражать им.
Во-вторых, затрагивая более других любопытство, они скорее могут привлекать толпу и, следовательно, доставлять больше выгоды.

При таком взгляде на вещи шарлатаны имеют много выгод в подражании этого рода явлениям. Зрители, большей частью не знакомые со спиритической наукой, идут искать скорее развлечение, чем серьёзное поучение, а известно, что всегда лучше платить за то, что может служить развлечением. Но, кроме этого, есть другая причина не менее важная. Если фиглярство может подражать матерьяльным явлениям, для которых нужна только ловкость, то мы не слышали до сих пор, чтобы оно обладало даром импровизации, которая требует ума не совсем обыкновенного, или даром производить эти прекрасные и высокие откровения, столь кстати сказанные, которые дают духи в своих сообщениях. Это напоминает нам следующее происшествие.

Один литератор, довольно известный, пришёл однажды к нам и говорит, что он очень хороший медиум сознательный и что он предлагает услуги нашему спиритическому обществу. Так как мы имеем обыкновение допускать в общество тех медиумов только, способность которых известна нам, то мы просили его явиться прежде в частное собрание, чтобы дать доказательства своей способности. Он явился туда действительно. Несколько опытных медиумов получили или рассуждения, или ответы замечательной точности на вопросы, к которым они были приготовлены. Когда пришла очередь этого господина, он написал несколько незначительных слов, сказал, что он не расположен в этот день, и больше мы его не видели. Он нашёл, вероятно, что играть роль медиума разумных явлений труднее, чем он думал.

Легче всего обманывать в чём бы то ни было людей, которые незнакомы с предметом. То же самое можно сказать и о Спиритизме. Кто не знает его, тот легко обманывается наружным видом; между тем как предварительное серьёзное изучение знакомит не только с причинами феноменов, но и с условиями, при которых они могут производиться, и даёт возможность узнать обман.

Медиумы-обманщики описаны, как они стоят того, в следующем письме, помещённом нами в "Revue Spirite" за август месяц 1861 года.

"Париж, 21 июля 1861.
Милостивый государь!
Можно быть несогласным в некоторых пунктах предмета и совершенно согласиться в других. Я прочёл недавно на 213 странице последнего номера Вашего журнала рассуждения об обманах, относящихся к опытам спиритуализма, или спиритизма, и очень счастлив, что могу присоединить к ним свои замечания. Здесь всякое несогласие относительно теорий и учений прекращается как бы волшебной силой.
Я, может быть, смотрю не так строго, как Вы, на медиумов, которые честным и приличным образом принимают вознаграждение за потерю времени, посвящаемого ими опытам часто долгим и утомительным; но я также строг - и в этом случае нельзя не быть строгим - относительно тех, которые пополняют плутовством и обманом отсутствие или недостаточность обещанных и ожидаемых результатов.
Примешивать подлог к истине, когда дело идёт о феноменах, получаемых при посредстве духов, есть просто низость, и было бы совершенным отсутствием здравого смысла думать, будто медиум имеет право делать это спокойно. Это значит, как Вы прекрасно замечаете, продолжить недоверие к предмету в умах людей не вполне убеждённых каждый раз, когда обман обнаруживается. Я прибавлю ещё, что это значит подвергать самым несправедливым упрёкам людей честных, которые бескорыстно помогают медиумам своими познаниями, которые ручаются за их добросовестность и покровительствуют им некоторым образом. Это значит совершать относительно их формальное преступление.
Всякий медиум, обличённый в подложных действиях, который был бы пойман, так сказать, на месте преступления, должен быть изгнан всеми спиритуалистами или спиритами, которые обязаны изобличать и посрамлять таких медиумов.
Если вы найдёте нужным поместить эти строки в Вашем журнале, то оне к Вашим услугам.
Примите, и проч.
Матье."

Не всем спиритическим феноменам одинаково легко подражать, и между ними есть такие, которых не могут подделывать самые искусные фокусники. Таковы именно: движение предметов без всякого прикосновения, поднимание тяжёлых тел в воздух, удары, раздающиеся в разных местах, видения и прочее, разумеется, если нет предварительных секретных приготовлений. Вот почему мы говорим, что в этом случае нужно внимательно наблюдать обстоятельства и в особенности брать в соображение характер и положение особ, цель и интерес, какой могут иметь оне для того, чтобы обманывать. Это самое лучшее средство контроля, потому что бывают обстоятельства, устраняющие всякие сомнения.

Итак, мы думаем, что вообще нужно остерегаться тех, которые делали бы из феноменов этих зрелища или предмет любопытства или забавы и уверяли бы, что могут производить их по своему произволу и в назначенном месте, как мы уже объяснили это. Мы не перестанем повторять, что разумные существа, проявляющиеся нам, хотят доказать, что они обладают также свободным произволом и не подчиняются нашим капризам.
Не так Спиритизм поставлен в Индии. Там факиры и светские йоги производят физические и разумные медиумические явления по желанию и во всякое время. Им помогают питрисы - духи предков, - постоянно сопутствующие им. (Асгарта)

Достаточно будет указать некоторые хитрости, к каким прибегают или могут прибегать в известных случаях, чтобы предохранить от обмана наблюдателей добросовестных. Что же касается до людей, которые судят, не углубляясь, то напрасно старались бы мы разуверить их.

Один из самых обыкновенных феноменов есть удары, раздающиеся в самом веществе дерева, сопровождаемые или нет движением стола или другого предмета. Этому явлению легче всего подражать или прикосновением ноги, или же производя лёгкий треск в мебели. Но здесь есть особенная маленькая хитрость, которую небесполезно открыть. Достаточно положить обе руки так, чтобы ногти больших пальцев крепко упирались один в другой. Тогда с помощью движения мускулов, совершенно незаметного, производят трение, которое издаёт слабый сухой звук, имеющий большое сходство со звуками внутренней типтологии. Этот звук отражается в дереве и производит соответствующую иллюзию. Ничего нет легче, как повторять его столько раз, сколько требуется, подражать барабанному бою и прочая, отвечать на известные вопросы с помощью "да" или "нет", различных чисел или даже указания на буквы азбуки.

Зная всё это, очень легко подметить обман. Он невозможен, если руки удалены одна от другой и если уверены, что никакое другое прикосновение не может произвести звука. Действительные удары представляют ту особенность, что они переменяют место и род звука по произволу (чего не может быть, если они зависят от вышеизложенной нами или от другой подобной же причины), что переносятся со стола на другую мебель, к которой никто не прикасается, на стены, потолок и прочее, что отвечают, наконец, на вопросы непредвиденные.

Непосредственному писанию подражать ещё легче. Не говоря уже о весьма известных химических субстанциях, с помощью которых по прошествии некоторого времени на чистой бумаге являются письмена - что можно предупредить самыми обыкновенными предосторожностями, - может случиться, что бумага будет ловко заменена другой. Может быть также, что желающий обмануть искусно отвлечёт внимание зрителей и в это время напишет несколько слов. Нам говорили, что писали таким образом кусочком карандаша, спрятанным под ногтем.

Феномену приноса предметов, так же как и другим, могут подражать фокусники, и можно быть обманутым человеком более или менее ловким, не имея даже дела с настоящим фокусником. В особой статье, которую мы поместили выше, духи сами определили исключительные условия, при которых феномен этот может производиться, из чего нельзя не заключить, что лёгкое и произвольное получение аппорта может по меньшей мере считаться подозрительным. То же самое должно сказать и о непосредственном писании.

В главе о специальных медиумах мы упомянули, на основании слов духов, о редких и обыкновенных медиумических способностях. Поэтому нужно остерегаться слишком доверять медиумам, которые говорят, что обладают первыми, или которые имеют претензию на много сторон своей способности, что очень редко оправдывается на деле.

Разумные явления, смотря по обстоятельствам, представляют более всего ручательств за свою действительность, а между тем и они не чужды подражанию, по крайней мере, относительно сообщений простых и обыкновенных. Многие думают, что безопаснее иметь дело с медиумами механическими, не только в отношении независимости идей, но и в отношении обманов. Поэтому-то некоторые предпочитают медиумов механических. Но это заблуждение. Обман может быть везде, и мы знаем, что с ловкостью можно направлять по произволу и корзинку, и дощечку, которая пишет, и придавать ей совершенный вид самопроизвольного движения.

Одни только выраженные мысли устраняют всякое сомнение, будут ли оне происходить от медиума механического, сознательного, слышащего, говорящего или видящего. Есть сообщения, которые до такой степени выходят из круга идей, познаний и даже умственных способностей медиума, что нужно необыкновенное ослепление, чтобы приписать их самому медиуму. Мы признаём в шарлатанстве большое искусство и находчивость. Но мы не знаем, чтобы оно обладало даром давать знание невежде или ум тому, кто его не имеет. Повторим вкратце, что лучшая гарантия состоит в известной нравственности медиума и в отсутствии всяких матерьяльных интересов или самолюбия, могущих возбуждать в нём желание выказывать медиумические способности, которыми он обладает, потому что эти самые причины могут заставить его подражать тем способностям, которых у него вовсе нет.

Аллан Кардек - КНИГА МЕДИУМОВ

 

в начало

СПИРИТИЗМ и МЕДИУМЫ - главная страница

МИСТИКА, ЭЗОТЕРИКА, ПАРАНОРМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Главное МЕНЮ ЭНЦИКЛОПЕДИИ

темы|понятия|род занятий|открытия|произведения|изобретения|явления
вид творчества|события|биографии|портреты|образовательный каталог|поиск в энциклопедии

Главная страница ЭНЦИКЛОПЕДИИ
Copyright © 2006 ABC-people.com
Design and conception BeStudio © 2006 
Рейтинг SunHome.ru